Газета РИСК
 Логин: Пароль:

   Регистрация
   Забыли пароль?
   Помощь
   Главная
Свежий
номер
 Архив
Архив
газеты
 Новости
События
в Туве
 Объявления
Куплю /
Продам
 Опросы
Наши вопросы,
ваши ответы
 Форум
Дискуссии,
обсуждения

Сообщение для всех: "Если у вас имеются проблемы с работой сайта risk-inform.ru, попробуйте воспользоваться сайтами https://risk-inform.com, https://riskinform.livejournal.com или https://vk.com/risk_inform"

Навигация
Случайное фото
Протока Енисея в парке Кызыла. Раздел: Родной край
Комментариев: 5
Погода
Кто на сайте
Вы Анонимный пользователь. Вы можете зарегистрироваться, нажав здесь.
Anonymous Гостей: 95
User Пользователей: 0

Связь установлена risk-inform.com
Anonymous Гостей: 55
User Пользователей: 0
вКонтакте
Твиттер



   
 
Версия для печати
A- | A | A+  12pt
№9, 9 марта 2021 года.
Ждёт ли Россию колбасный бунт?

Ждёт ли Россию колбасный бунт?

Кто прав в споре властей с Bloomberg о протестах из-за цен на продукты

28 февраля агентство Bloomberg включило Россию в топ-пять «горячих точек», где рост цен на продукты «вызывает особенное беспокойство» и может спровоцировать недовольство населения. Власти тут же бросились это опровергать: мол, с ростом цен в России все не хуже, чем в остальном мире, а выводы агентства «спекулятивны», заявили представители правительства и Кремля. Мы изучили аргументы обеих сторон и с помощью экономистов и социологов разрешаем спор.

Позиции сторон

Bloomberg: На фоне пандемии мировые цены на продовольствие достигли максимума за шесть лет. Из-за всплеска спроса со стороны Китая, сбоев в цепочках поставок и плохой погоды подорожали все продукты, от сои до пальмового масла. В богатых странах покупателям в худшем случае придется выбирать другие бренды. В самых бедных – решать, отправлять ли ребенка на заработки вместо школы. Но максимального резонанса стоит ждать в странах среднего уровня достатка: Индии, Бразилии, Турции, Нигерии и России. Россияне еще помнят «уроки истории», полученные в 90-е в магазинах с пустыми полками, и рост цен может вызвать недовольство в обществе, особенно на фоне общего снижения популярности Владимира Путина и недавних протестов. Искусственные ограничения вроде квот на экспорт зерна и фиксированных цен на сахар, подсолнечное масло и другие востребованные продукты могут подтолкнуть инфляцию.

Российские власти: Аналитика Bloomberg носит «спекулятивный» характер, заявили в Минэкономразвития. Министерство вместе с Росстатом и Федеральной налоговой службой (ФНС) внимательно следят за ценами. Дмитрий Песков заявил, что в Кремле «с публикацией не согласны» и верят «другим данным». По словам Пескова, доходы упали во всех странах мира, и в России ситуация не хуже, чем за границей.

В России действительно сильно выросли цены?

Да. По данным Росстата, в 2020 году цены на продукты выросли на 6,7% – против 2,6% годом ранее. Цены на плодоовощную продукцию подскочили на 17,4% – а в 2019-м снизились на 2%.

Цены растут во всем мире, но в России – быстрее среднемирового уровня и быстрее, чем в развитых и первых развивающихся странах, говорит директор центра конъюнктурных исследований ВШЭ Георгий Остапкович. Кроме прочего, Россия в 2020 году нарастила экспорт сразу по нескольким позициям – например, по сахару. Из-за этого мировые цены стали сильнее влиять на внутренние, говорит главный экономист Райффайзенбанка Станислав Мурашов.

Но и при прочих равных россияне ощутили бы рост цен сильнее, чем граждане богатых стран. Потребительская корзина у нас больше сдвинута в сторону продуктов, чем в Европе и США, объясняет главный экономист «Эксперт РА» Антон Табах. Для большинства россиян расходы на еду составляют более 40% семейного бюджета, писал профессор Чикагского университета Константин Сонин.

В Кремле говорят об обратном, но на самом деле реальные располагаемые доходы населения в России в 2020 году упали сильнее, чем во многих странах, – на 3,5%. В еврозоне они выросли на 1,6%, в ЕС в целом – на 1,5%, следует из данных Евростата. Доля людей, которые считают себя финансово пострадавшими из-за COVID, в России за год удвоилась и превысила общемировую.

При этом, в отличие от многих развитых стран, в России нет механизмов поддержки расходов на питание – например раздач, купонов и талонов на еду, добавляет Табах.

Власть решила регулировать цены. Это поможет?

Скорее нет. Каждый кризис власти пытаются остановить рост цен на продукты с помощью административных инструментов. В конце 2007 – начале 2008 года правительство договорилось с производителями и ритейлом о заморозке цен на молоко, масло, хлеб и яйца. А в 2015 году власти застолбили за собой право директивно ограничивать рост цен на 90 дней, если в течение 30 дней социально значимые продукты (например, мясо, сахар, крупы) подорожают на 30% или более. Но оба раза эти эксперименты заканчивались сокращением производства и резким ростом «замороженных» цен после «разморозки».

Но в конце 2020 года правительство взялось за ограничение цен на масло и сахар. Как объяснял The Bell ректор Российской экономической школы (РЭШ) Рубен Ениколопов, это «жест некого отчаяния»: в стране продолжается кризис, а эффективных мер у властей нет. Мировой опыт такого регулирования показывает: производители потеряют рентабельность и начнут уходить с рынка, говорил Остапкович из ВШЭ. Спустя год начнется дефицит, придется возвращаться к ценам сегодняшнего дня, но удержать даже их уже будет сложнее.

Сейчас Остапкович добавляет: административное регулирование опасно тем, что краткосрочное (не более трех месяцев) понижение цены на один продукт станет опасным прецедентом для бизнеса. Он будет небезосновательно думать, что эту меру могут применить в любой ситуации, – и действовать соответствующе.

Может, нет других способов снизить цены?

Некоторые – точно есть.

Простой и очевидный вариант – отменить продуктовые контрсанкции, говорит главный экономист ПФ «Капитал» Евгений Надоршин и пишет Сонин. Продуктовое эмбарго Надоршин называет в числе основных причин роста цен на продукты. «Наряду с хамоном исчезли, например, польские яблоки и другие дешевые и качественные продукты, которые покупало население», – объясняет он.

Средством быстрого действия могут стать продуктовые талоны, говорит Табах из «Эксперта РА». Это не маргинальная идея: в США, например, так называемые food stamps получают около 42 млн. человек – 12% населения, говорит экономист.

Глобально есть только один эффективный, хотя и медленный вариант: поощрять конкуренцию и создавать нормальный деловой климат, говорит Остапкович из центра конъюнктурных исследований ВШЭ: «Если в стране будет не пять НПЗ, а 25, цены на бензин будут естественным образом регулироваться и снижаться».

Приведет ли рост цен к социальному недовольству?

Вряд ли. Большинство экономистов назвали оценку Bloomberg излишне драматичной, а рост цен на продовольствие в России – ожидаемым и некритичным. Ожидания людей находятся на негативном уровне, но панических настроений у населения нет, уверен Остапкович из ВШЭ. «Горячей точкой» страна бы стала, если бы сильно улетел курс рубля. Сейчас этого нет», – добавляет Мурашов из Райффайзенбанка.

Хотя проблему роста цен всегда называют в числе самых популярных у населения, прямо сейчас она так остро не стоит, говорит замдиректора «Левада-центра» Денис Волков. По опросам центра, сейчас ее считают основной проблемой меньше 60% населения. За последний год это число немного увеличилось. Но, для сравнения, в начале 2015 года, когда рухнул рубль и цены росли каждый день, доля таких респондентов была больше 80%. Только в длительной перспективе недовольство населения подорожанием продуктов приводит к росту напряжения, повышению критического отношения к власти и падению рейтингов, говорит социолог.

Анастасия Стогней, Лада Шамардина
«The Bell»

(прочитано 652 раза)


Остальные материалы номера 9:
 
   
   
 
Материалы по теме:
» Государство всеобщего кредитования (№22, 8 июня)
» Как в России пытаются «обелить» ГУЛАГ (№21, 1 июня)
» Зерно сомнений (№18, 11 мая)
» Неумная политика федерального центра (№50, 22 декабря)
» Только рынок ритуальных услуг растёт (№49, 15 декабря)
» Россияне всё больше беднеют (№43, 3 ноября)
» Изгой-один (№42, 27 октября)
» Зачем вам еда, если у вас нет денег? (№39, 6 октября)
» Куда уходят российские деньги? (№37, 22 сентября)
» Правительство пустит «под нож» экономику, образование и медицину ради финансирования силовиков (№31, 11 августа)
» Наталья Зубаревич: Покровительство Шойгу никак на Туве не проявляется (№31, 11 августа)
» «Летом рубль рухнет до 110 за доллар. Это я знаю точно» (№20, 26 мая)
» После Ла-Ла Ленда (№19, 19 мая)
» Ободранная автаркия: Кремлю «перезапускать» экономику не на чем (№15, 21 апреля)
» «Голодный кот вызывает чувство стыда за свою жизнь» (№15, 21 апреля)
» Мультипликативный эффект от глупости руководства, падения нефтяного рынка и эпидемии (№15, 21 апреля)
» Обращение Путина. Главное (№12, 31 марта)
» В новую жизнь с обнулённым доверием? (№10, 17 марта)
 
   

«Когда коррупция – основа государственной власти, борцы с коррупцией – экстремисты» (Алексей Навальный).

up Газета Внеклассно О нас Пользователи up
   • Свежий номер
 • Архив газеты
| 2002 | 2003 | 2004 | 2005 | 2006 | 2007 | 2008 | 2009 | 2010 | 2011 | 2012 | 2013 | 2014 | 2015 | 2016 | 2017 | 2018 | 2019 | 2020 | 2021 |
 • Тематический архив
 • Карикатуры
 • Юмор
 • Новости
 • Опросы
 • Календарь обещаний
 • Доска объявлений
 • Форум
 • Обратная связь
 • Статистика
 • Помощь
 • Регистрация/Вход
 • Добавить новость
 • Добавить фото
 
Материалы сайта предназначены для лиц 16 лет и старше. Ответственность за достоверность опубликованных материалов несут авторы. Мнение автора не всегда отражает точку зрения редакции. При полном или частичном использовании материалов, ссылка на газету «РИСК» обязательна. Для сетевых изданий обязательна гиперссылка на сайт «РИСКа» — risk-inform.ru
Страница газеты РИСК в Телеграме Для писем Лента новостей RSS Мобильная версия сайта Зеркало сайта
Страница газеты РИСК в Живом Журнале Страница газеты РИСК в Твиттере Страница газеты РИСК вКонтакте Страница газеты РИСК в YouTube
Борьба с неправдивой информацией о событиях в Украине Top.Mail.Ru Счетчик PR-CY.Rank