Газета РИСК
 Логин: Пароль:

   Регистрация
   Забыли пароль?
   Помощь
   Главная
Свежий
номер
 Архив
Архив
газеты
 Новости
События
в Туве
 Объявления
Куплю /
Продам
 Опросы
Наши вопросы,
ваши ответы
 Форум
Дискуссии,
обсуждения

Сообщение для всех: "Если у вас имеются проблемы с работой сайта risk-inform.ru, попробуйте воспользоваться сайтами http://risk-inform.com, http://riskinform.livejournal.com или http://vk.com/risk_inform"

pix
Навигация
Случайное фото
Владимир Рыжков и Сергей Конвиз Раздел: Люди
Комментариев: 12
Погода
Кто на сайте
Вы Анонимный пользователь. Вы можете зарегистрироваться, нажав здесь.
Anonymous Гостей: 96
User Пользователей: 0

Связь установлена risk-inform.com
Anonymous Гостей: 54
User Пользователей: 0
вКонтакте
Твиттер



   
 
Версия для печати A- | A | A+ 12pt

№9, 5 марта 2019 года.

Кто решил судьбу тувинского сумона Хаан-Когей?

Кто решил судьбу тувинского сумона Хаан-Когей?

(Жертва во имя признания суверенитета ТНР)

В прошлых номерах Риска мы освещали протест жителей и уроженцев с. Ак-Эрик против разработки Агар-Дагского месторождение хрома, их обращение к руководству Биосферного заповедника «Убсунурская котловина» об отказе в даче согласия на разработку этого месторождения. Биосферный заповедник удовлетворил требование ак-эрикцев, и не дал своего согласия проводить разработку месторождения. В связи с этими событиями Правительство РТ, Администрация Тес-Хемского района решили 2 марта провести в с. Ак-Эрик сход граждан. Как проходил сход граждан, мы попросили рассказать Владимира Орус-оола.
Владимир Орус-оол отметил, что эти события очень характерны для стиля работы тувинских властей. Многие решения властей принимаются без участия народа или лишь с видимостью его участия. Народ ставится в известность уже после того, как все решения приняты или не ставится вовсе, а узнаёт обо всём после всего, что случилось. А решения уже приняты, они становятся законами, вступают в силу. После того, как эти решения вступают в силу, они защищаются государством, их уже трудно изменить. Если кто-то пытается это исправить, получается, что он идёт против государства. Таких примеров по Туве можно привести много. Последние события, происходящие вокруг Агар-Дагского месторождения хрома, – лишь один из примеров.
В качестве анализа всего произошедшего, а также освещения прошедшего схода граждан, результаты которого дают все основания считать, что угроза уничтожения земель ак-эрикцев ещё существует, Владимир Орус-оол попросил разместить в газете его материал. Редакция публикует текст без изменений.

По прошествии 80 лет после насильственного переселения тес-хемских соянов с Хаан-Когея, после передачи большей части их земель Монголии, события последнего времени, происходящие в Туве, – включение Правительством республики Агар-Дагского месторождения хрома в «Стратегию социально-экономического развития Республики Тыва до 2030 года», нависшая угроза уничтожения оставшихся земель ак-эрикцев, – заставило вновь осмыслить те далекие события. Насильственное переселение тес-хемских соянов заключалось в проведенных массовых репрессиях в отношении жителей целого сумона – в расстреле группы соянов, во главе с председателем сумона, а также заключения в тюрьмы и лагеря основной части репрессированных. Что же тогда произошло, почему такие огромные территории были переданы сопредельному государству, а коренные жители этих земель были насильственно переселены на кусок оставшихся их территорий?

Чтобы ответить на этот вопрос и сделать какие-то выводы, придется вернуться к событиям середины 20-х, начала 30-х годов прошлого столетия, которые происходили при Тувинской Народной Республике.

Начну, пожалуй, с того, что молодому тувинскому государству, образованному в 1921 году, требовалось международное признание его суверенитета. В первую очередь, конечно, со стороны своих соседей – СССР и МНР. В этом отношении особых проблем не возникало со стороны СССР, но с южным соседом ситуация была не простой. Монголия не хотела признавать суверенитет ТНР, считая ее частью своей территории. В 1923 году она направила письмо на имя Правительства Тувы, в котором сообщала, что Монголия отказывается признавать ТНР.

Руководители ТНР целенаправленно проводили работу по получению признания суверенитета своего государства.

26 июля 1924 года в Кызыле начала свою работу международная конференция представителей Правительств ТНР, МНР и СССР. Правительство СССР представлял Я.Х. Давтьян, МНР – Хатан-Баатар Маскаржап, ТНР – Монгуш Буян-Бадыргы и Шагдыр. На конференции среди других вопросов, касавшихся трех стран, был обсужден вопрос о самостоятельном существовании ТНР.

22 июля 1925 года в Москве был подписан международный договор о дружбе и сотрудничестве между ТНР и СССР. Тем самым ТНР получила официальное признание своего суверенитета со стороны СССР. Подписи на этом договоре с тувинской стороны поставили председатель Правительства ТНР Куулар Дондук, председатель Малого Хурала ТНР Монгуш Нимажап и управляющий делами Правительства ТНР Соян Далаа-Сурун. В каких-то документах написано, что Соян Далаа-Сурун был управделами Правительства ТНР, а в каких-то – министром иностранных дел.

После признания суверенитета ТНР со стороны СССР, его признала и Монголия. В ноябре 1925 года II Великий Хурал Монголии принял постановление о признании суверенитета тувинского государства. Оставалось только юридически оформить это признание. И вот, 16 августа 1926 года в Улан-Баторе был подписан международный договор о дружбе и сотрудничестве между ТНР и МНР.

Подписали этот договор с тувинской стороны все тот же председатель Правительства ТНР Куулар Дондук, министр иностранных дел ТНР Монгуш Буян-Бадыргы и управляющий делами Правительства ТНР Дарыма-Базыр. Первые руководители Тувинской Народной Республики за короткое время успели много сделать для государственного становления молодой республики.

Эта была плеяда руководителей тувинского государства, которых ученые называют правыми. Возможно, они были правыми, т.к. существуют критерии отнесения политиков к правым (ультраправым) или левым (ультралевым). По мне так первые руководители ТНР – это люди, которые по-настоящему были настроены укреплять и развивать свое суверенное государство. И они этого добивались. Они отстаивали интересы своего государства, своего народа, отстаивали территориальную целостность страны.

После подписания договора о дружбе и сотрудничестве между ТНР и МНР 16 августа 1926 года, на состоявшемся банкете, монгольская сторона заявила, что тувинцы заняли в стороне Эрзин-Тес часть территории Монголии. Тувинский премьер Куулар Дондук парировал, что Монголия забрала у Тувы целый кожуун, вместе с его населением. Имелся в виду Хасутский кожуун, отошедший Монголии в 1921 году, правители которого обратились к руководству МНР о желании войти в состав Монголии. Надо отметить, что правителями Хасутского кожууна традиционно ставились этнические монголы. Своим заявлением во время банкета, монгольские руководители выразили свои «аппетиты» на тувинские территории, входящие в Тес-Хемский кожуун (Эрзинский кожуун до 1941 года входил в Тес-Хемский кожуун).

В 1927-1928 годах Правительство ТНР начало проводить работу по возврату Хасутского кожууна в состав ТНР. Проводилась подготовка к проведению мониторинга настроения населения Хасутского кожууна, к проведению разъяснительной работы по подготовке плебисцита среди жителей кожууна, на котором бы они проголосовали, в составе какого из двух государств они хотели бы жить. Политика тогдашнего руководства ТНР была направлена не только на сохранение целостности уже существующих территорий, но также была направлена на возврат отошедших собственных территорий.

Хотя суверенитет ТНР был официально признан Монголией, но в отношениях между ТНР и МНР сквозило игнорирование суверенитета Тувы со стороны Монголии. Получалось, что Монголия лишь формально признавала независимость ТНР. Скорее всего, причиной этому была твердость тувинского руководства в территориальных вопросах. Насколько удалось бы Правительству ТНР добиться уважения и лояльности монгольского руководства к своей независимости, насколько удалось бы отстоять свои территории, а значит, и отстоять интересы своего народа, – показало бы время.

Ситуация стала резко меняться, когда в конце 1928-го и начале 1929-го годов из Москвы в Туву вернулись выпускники так называемого Коммунистического университета трудящихся Востока имени И.В.Сталина, в числе которых был Салчак Тока, которые несли в себе идеологию установления в Туве коммунистической диктатуры. Забегая вперед можно сказать, что они оказались настоящими тувинскими «соколами Сталина», принесшими в Туву весь арсенал сталинских методов управления страной. В последующем это приведет к народным волнениям во всех кожуунах, ко 2-му Хемчикскому восстанию в 1930 году, мятежу русского населения Тувы под лозунгом «За власть без коммунистов и без коллективизации» в 1930 году, Тере-Хольско-Качыкскому восстанию в 1932 году, массовым репрессиям по отношению к собственному народу.

Но вернемся к событиям начала 1929 года. Тувинские «соколы Сталина» умело использовали партийные рычаги, чтобы осуществить в ТНР смену власти, совершить левый государственный переворот. Давайте посмотрим, как развивались события.

7-11 января 1929 года состоялся пленум ЦК ТНРП, который принял резолюцию, изменяющую внутреннюю политику страны. Из политбюро ТНРП были выведены все правые. Вскоре на VIII съезде ТНРП (20 сентября – 10 ноября 1929 года) генеральным секретарем ЦК ТНРП, вместо Монгуша Буян-Бадыргы, был избран Иргит Шагдыржап, секретарем – Салчак Тока. 16 октября 1929 года на заседании политбюро ТНРП, где принимал участие Салчак Тока, лидеры правых поголовно были исключены из партии и сняты с руководящих постов. Это был весь высший руководящий состав Тувинской Народной Республики – Буян-Бадыргы, Санчай-Доржу, Нармандыгы, Шагдыр, Данзырын, Сагды, Баазан, Чамыян, Далаа-Сурун, Самдан, Сонам, Килейти, Сундуй, Дунгулак, Нимажап, Дембирел. Также был исключен из партии и снят с должности председатель Правительства Куулар Дондук. Все они были арестованы, а в последующем расстреляны (в 1932 году). Новым председателем Правительства ТНР был назначен Сат Чурмит-Дажы. На VII Великом Хурале ТНР (13-18 октября 1930 г.) Салчак Тока был избран членом правительства.

Изменились и отношения с Монголией. К тому времени в МНР к власти также пришли левые. Между ТНРП и МНРП устанавливаются тесные связи. 18 октября 1929 года в Улан-Баторе подписывается договор между ТНРП и МНРП, в котором кроме остальных пунктов был и пункт по оперативному решению спорных вопросов, касающихся установления границ. В марте 1930 года Салчак Тока прибывает в Улан-Батор, где участвует в работе межправительственного совещания по вопросам о государственной границе. 16 марта 1930 года был подписан протокол совещания секретарей ЦК обеих партий относительно определения тувинско-монгольской границы. Было принято решение о создании паритетной совместной комиссии из представителей Правительств МНР и ТНР.

Руководителем совместной комиссии с тувинской стороны становится Салчак Тока. Монгольская сторона выразила свою позицию, что при решении спорных пограничных вопросов необходимо придерживаться революционных задач, стоящих перед партиями, не стоит учитывать линию старых урянхайско-монгольских границ, не стоит учитывать мнения народа, проживающего на этих землях. Во время беседы секретаря ЦК МНРП О. Бадархо и секретаря ЦК ТНРП Салчака Токи, которая состоялась в ходе этого межправительственного совещания, О. Бадархо в частности сказал: «Если мы будем учитывать мнение самих аратских масс, то выйдет большое противоречие между Тувой и Монголией вплоть до столкновения». С этой позицией монгольской стороны согласился Салчак Тока.

Работы по определению линии государственной границы между Монголией и Тувой были проведены летом 1932 года. Граница была определена таким образом, что большая часть территорий тувинского сумона Хаан-Когей оказалась на монгольской стороне. Это территории, которые от существующей в настоящее время линии государственной границы уходят в сторону хребта Хаан-Когей на расстояние, примерно, 130-150 км.

22 декабря 1932 года Салчак Тока отчитался перед Правительством ТНР о проделанной работе. Заслушав отчет, Правительство отметило, что оперативная работа пограничных комиссий свидетельствует об укреплении суверенитета и независимости. Всего-то оказалось, чтобы укрепить суверенитет и независимость, достаточно уступить свои исконные земли и предать интересы своего народа. В данном случае речь идет об огромной территории, с огромными природными ресурсами, которая была основой жизни народа целого тувинского сумона. Получается, что землями тувинского сумона Хаан-Когей пожертвовали ради окончательного признания суверенитета ТНР. Также пожертвовали основой жизни целого народа, самой жизнью и свободой его отдельных представителей. Тес-хемские сояны и их земли оказались разменной монетой в достижении более лояльного и уважительного отношения к Туве со стороны Монголии.

В 1934 году был ликвидирован сумон Хаан-Когей, вместо него был создан Торе-Хольский сумон. Соянов насильственно стали переселять на оставшиеся их земли. Люди не хотели покидать свои исконные земли, земли своих предков. Даже на проводившихся Всетувинских Наадымах 1934-1939 годов они гордо назывались, что они из сумона Хаан-Когей, на скачках кони скакали, представляя Хаан-Когей. И назло продажным политикам-предателям кони занимали первые места. С 1934 по 1938 годы на Всетувинских Наадымах побеждал знаменитый Эзир-Кара. К примеру, в 1935 году с 1 по 7 место подряд заняли кони с Хаан-Когея, а через 8 место, следующие 3 места тоже были за конями с Хаан-Когея. В 1936 году с 1 по 5 место заняли хаан-когейские кони, а в 10-ти следующих местах 3 места тоже занимали эти же кони. Даже в 1939 году, когда Эзир-Кара не допустили до скачек, т.к. против соянов была запущена машина репрессий, а его хозяина, председателя Торе-Хольского сумона Сояна Санданмаа расстреляли в числе первой группы расстрелянных соянов, и то вслед за конем из Танды, занявшим первое место, следом пришли 8 коней из Хаан-Когея. Понятна была злость к тес-хемским соянам Салчака Токи, который в 1932 году уже стал генеральным секретарем ЦК ТНРП, а в 1938 году расправился с Правительством Чурмита-Дажы. Он уже фактически чувствовал себя хозяином Тувы. Сояны не только отказывались покидать родные места, но еще и как бы вызывающе вели себя, называясь, что они хаан-когейцы, занимали первые места на конных скачках на Всетувинских Наадымах, тем самым прославляя свой родной Хаан-Когей.

Репрессии 1939-1940 годов коснулись почти всех тес-хемских соянов. Не было семьи, среди родственников которых не было бы расстрелянных или заключенных в тюрьмы и лагеря. Если к этому еще добавить, что среди расстрелянных в 1932 году высших руководителей ТНР был и бывший гун-ноян, последний правитель Соян сумона Соян Далаа-Сурун, который 22 июля 1925 года вместе с Кууларом Дондуком (председателем Правительства ТНР), Монгушем Нимажапом (председателем Малого Хурала ТНР) в Москве подписывал первый международный договор Тувинской Народной Республики, в результате которого Тува получила международное признание, то станет понятно, какой урон был нанесен этому народу. Цинично было и обвинение по отношению к соянам. Их объявили пособниками группы Чурмит-Дажы, расстрелянной в 1938 году. То есть они оказывается были пособниками тех, кто у них же отнял их земли. Ведь именно Чурмит-Дажы, будучи в те времена председателем Правительства, после доклада Салчака Токи, утверждал протоколы, на основании которых отнимались их земли.

И вот сейчас, спустя 80 лет после этих событий, ситуация повторяется. Теперь уже на оставшиеся земли ак-эрикцев посягает нынешнее Правительство Республики Тыва в лице Кара-оола, Брокерта и еще тех, кто принял и продвигает решение о разработке месторождения хрома на территории озера Шара-Нуур и горы Агар. Если начнется разработка месторождения, то уже не останется у ак-эрикцев ни земли, на которой можно заниматься животноводством, единственным занятием, которое приносит им какой-то доход, ни чистых, красивых и святых мест, которые приносят им чувство счастья и здоровье, которые они хотят передать своим детям и внукам, чтобы те передали эти земли уже своим детям и внукам, сохраняя тем самым возможность продолжения жизни. Поэтому понятна была реакция жителей и уроженцев с. Ак-Эрик, подписавших обращение на имя директора Биосферного заповедника «Убсунурская котловина» В.И. Канзая об отказе в согласовании разработки месторождения, который уже будучи в новой должности заместителя директора, через Научно-технический совет заповедника провел решение, удовлетворяющее просьбу ак-эрикцев.

Характерна была линия поведения Правительства РТ и Администрации Тес-Хемского кожууна во время этих событий. Сначала они начали выяснять, кто подписал это Обращение, действительно ли подписали более семисот человек.

Когда поняли, что люди действительно подписали Обращение, стали им говорить, чтобы они отказались от своей подписи, извинились за это, иначе им не построят школу. Затем собрали в Ак-Эрике сход граждан, на котором стали их уверять, что беспокоились они зря, что никто не посягает на их земли, обещали им построить новую школу. На требование людей исключить из «Стратегии социально-экономического развития Республики Тыва до 2030 года» пункт о разработке Агар-Дагского месторождения хрома, они начали нагло утверждать, что никакой Стратегии не существует, а есть «Концепция развития и освоения минерально-сырьевой базы до 2030 года», где пункта о разработке этого месторождения нет.

Таким образом, представители Правительства настояли на том, чтобы это требование ак-эрикцев не попало в протокол схода граждан. Они в тот момент даже не думали о том, что их наглая ложь легко раскрывается, они не понимали, что люди читали и эту Стратегию на официальном сайте Правительства РТ, и заявление Кара-оола, что Стратегия 11 декабря 2018 года получила одобрение в Минэкономразвитии РФ, и эту Концепцию, знают, что Стратегия и Концепция это совершенно разные документы.

Сход граждан с. Ак-Эрик ясно показал, что несмотря на заверения властей, угроза разработок Агар-Дагского месторождения хрома еще существует, т.к. этот пункт прописан в «Стратегии социально-экономического развития Республики Тыва до 2030 года». Ак-эрикцы это прекрасно понимают и предупреждают горе-инициаторов этого разграбления, чтобы они вовремя остановились и отказались от дальнейших посягательств на их земли, иначе они останутся в памяти всех ак-эрикцев лжецами и такими же предателями, как Салчак Тока.

Владимир Орус-оол

(прочитано 1950 раз)

http://risk-inform.ru/article_7851.html
+22

Остальные материалы номера 9:
 
   
   
 
Материалы по теме:

» «Великую свою гору Хаан-Когей я не оставил насовсем» (№8, 26 февраля)
Непокоренный. Памятник жертвам политических репрессий.
Комментариев: 19

Материал входит в разделы тематического архива:

 
   

Провели ночь вдвоём. Я и комар... Он пел, я хлопала!..

up Газета Внеклассно О нас Пользователи up
   • Свежий номер
 • Архив газеты
| 2002 | 2003 | 2004 | 2005 | 2006 | 2007 | 2008 | 2009 | 2010 | 2011 | 2012 | 2013 | 2014 | 2015 | 2016 | 2017 | 2018 | 2019 |
 • Тематический архив
 • Карикатуры
 • Юмор
 • Новости
 • Опросы
 • Календарь обещаний
 • Доска объявлений
 • Форум
 • Обратная связь
 • Статистика
 • Помощь
 • Регистрация/Вход
 • Добавить новость
 • Добавить фото
 
Материалы сайта предназначены для лиц 16 лет и старше. Ответственность за достоверность опубликованных материалов несут авторы. Мнение автора не всегда отражает точку зрения редакции. При полном или частичном использовании материалов, ссылка на газету «РИСК» обязательна. Для сетевых изданий обязательна гиперссылка на сайт «РИСКа» — risk-inform.ru
Страница газеты РИСК в Телеграме Для писем Лента новостей RSS Мобильная версия сайта Зеркало сайта
Страница газеты РИСК в Живом Журнале Страница газеты РИСК в Твиттере Страница газеты РИСК вКонтакте Страница газеты РИСК в YouTube
Борьба с неправдивой информацией о событиях в Украине Рейтинг@Mail.ru Счетчик PR-CY.Rank