Газета РИСК
 Логин: Пароль:

   Регистрация
   Забыли пароль?
   Помощь
   Главная
Свежий
номер
 Архив
Архив
газеты
 Новости
События
в Туве
 Объявления
Куплю /
Продам
 Опросы
Наши вопросы,
ваши ответы
 Форум
Дискуссии,
обсуждения

Сообщение для всех: "Если у вас имеются проблемы с работой сайта risk-inform.ru, попробуйте воспользоваться сайтами http://risk-inform.com, http://riskinform.livejournal.com или http://vk.com/risk_inform"

pix
Навигация
Случайное фото
Озеленение по-кызылски Раздел: Родной край
Комментариев: 4
Исправь ошибку
Кто на сайте
Вы Анонимный пользователь. Вы можете зарегистрироваться, нажав здесь.
Anonymous Гостей: 74
User Пользователей: 0

Связь установлена risk-inform.com
Anonymous Гостей: 28
User Пользователей: 0
вКонтакте
Твиттер



   
 
Версия для печати A- | A | A+ 12pt

№27, 15 июля 2009 года.

ДЕТДОМ – ИНТЕРНАТ – ПОДВАЛ

Продолжение. Начало в №25, 26.

Когда сообщают о том, что у вас пожар, надо хвататься за воду или за вестника? Министр образования Республики Тыва полагает, что надо увольнять с работы озвучившего проблему. Его реакция на то, что подопечные его ведомству дети оказались на улице без прописки, медполисов, справок о сиротстве, полна драматизма. Но не в переживаниях за детей, а совсем по другому поводу. Он усматривает в обращении девочек к журналистам чуть ли не покушение на государственные устои. «Очернение деятельности правительства» или что-то такое.

Ну, если в своем частном лице министр образования сконцентрировал и видит все правительство и детские вопросы, (а где нам жить, дядя министр?) расценивает, как дерзкие нападки, я действительно ничего не понимаю в своей работе и подлежу увольнению. Было бы просто отлично, если бы мое увольнение способствовало возникновению необходимого жилья для всех сирот Тувы и их трудоустройству. Правда, насколько законно пытаться уволить человека, чьим работодателем ты не являешься? И не эффективнее ли провести служебную проверку в своем ведомстве и перепроверить жалобы детей, пусть даже они «олигофрены» в трактовке минобразования.

Вика Шипуля, например, так и не получила справку о том, что у нее нет отца и не сможет воспользоваться льготами сироты. В приемной комиссии одного из училищ мне сообщили, что она должна представить анкету из интерната. Но в сложившихся условиях сложно представить, с какой охотой ей будут выписывать эту анкету. Может, с тем, что я потеряю работу, как-то станет легче хотя бы одной сироте получить справку? Есть тут логика? Не ожидала, что человек, начинавший трудовую биографию с априори интеллигентной профессии сельского учителя, наработав такой опыт на ниве образования и просвещения (в том числе олигофренов и журналистов), так возбудится от элементарного пересказа чьих-то рассказов.

Распоряжения о своем увольнении, подписанном по рекомендации министра образования, я еще не видела, но коллеги сообщают, что не один десяток минут заседания правительства республики был отведен не проблеме сирот (более чем 5 тысяч детей), а возмутительному факту до сих пор не наступившего увольнения.

Мне даже довелось прочитать под материалом о сиротах комментарий, что я сама плохая мать и мои дети сдавались в детдом. Автор этой бредовой идеи подписался «коллега по цеху». Вероятнее всего, это пресс-секретарь министерства. С этой коллегой «по цеху» я уже сталкивалась после публикаций 2006 года о расстрелянных в армии призывниках из Тувы. Женщина в буквальном смысле била себя в грудь, топала в раздражении ногами в редакции и кричала, что она дочь офицера и в армии все хорошо, а я все вру. Возражений она слушать не умела, затыкая пальцами уши и мотая головой. Попробовала бы она проделать этот фокус перед матерями убитых солдат.

В ее опять же в буквальном смысле всклокоченной голове (ну такая прическа у женщины) после рассказов сирот возникла мысль, что моих детей (старшему из которых уже двадцать, и он третий год учится за границей) сдавали в детдом. Во-первых, абсолютно нелогичная попытка защиты своего ведомства. Если в казенных домах призрения так хорошо, что же криминального в том, что туда принимают детей? Напротив, надо радоваться. Но, к сожалению «коллеги», у моих детей есть отец. И процедура отнятия их, даже на время, даже у такой плохой, с ее точки зрения, матери, как я, была бы не такой простой, если рассматривать вопрос серьезно. Кроме того, случаи моего отсутствия на работе, непонятно зачем так бдительно отслеживаемые «коллегой», вряд ли представляют общественный интерес. Кто, куда, на сколько и зачем выезжает в свой отпуск из Республики Тыва регулируется министерством образования?

Приведу одно свидетельство, как раз из очередной поездки. В составе журналистов России мне довелось посетить «Детскую деревню» в Дхарамсале, где воспитываются тибетские сироты-беженцы. Для коллеги еще раз уточню, в свой законный отпускной я ездила в Индию по приглашению буддисткой сангхи, как журналист и как представитель региона, где исповедуют буддизм. Содержание одного ребенка (как и беженцев на период адаптации) составляет 1 доллар, в пересчете на рубли приблизительно 35 руб. в день. Уточню, что это не одно лишь питание, обучение, а в сумме все расходы, которые может себе позволить Тибетское правительство в изгнании, составляет 35 руб. на человека в сутки. Эта сумма формируется из спонсорских пожертвований.

Приведу официальные данные по расходам на содержание детей у нас. Как следует из аналитической справки, за 2008 год Управления по опеке и попечительству при министерстве образования РТ, стоимость содержания одного ребенка в детском доме обходилось государству в 18600 руб. в месяц. В интернате Усть–Элегеста 15800 руб. в месяц. В семьях граждан 8000 руб. в месяц (пенсия по потере кормильца плюс пособие по опеке). Расчет показывает, что в детдоме и в интернате на ребенка предусмотрено более 500 руб. в сутки. Стоимость содержания учреждений в год (данные за 2008 г.) составляют следующую нагрузку для бюджета: Детдом 19 миллионов 600 тыс. руб. в год. Республиканская школа-интернат в г. Кызыле 48 миллионов 503 тыс. руб. в год. Усть-Элегестинский интернат 24 миллиона 590 тыс. руб. в год. Всего в республике функционирует 5 специальных образовательных учреждений.

На приемную семью (три вида устройства детей: опека, приемная семья и усыновление) в год уходит 80 тыс. руб. включающее пособие по опеке и пенсию по потере кормильца плюс зарплата родителям-воспитателям 2500 руб. в месяц за одного ребенка в случае нахождения в приемной семье.

Всего детское (до 17 лет) население Тувы на 1 января 2008 года составляло 111 086 детей. Это одна треть населения. Общее количество сирот и детей, оставшихся без попечения родителей – 5723 ребенка. На первое июня 2008 года 405 детей находилось в интернатах, в приемных семьях – 106 детей, из 4911 находящихся под опекой, 4844 ребенка содержались под денежной опекой (с получением зарплаты опекунами). Усыновленных – 706 детей.

В прогнозных данных на обеспечение сирот жилыми помещениями до 2010 года фигурируют данные о 900 предполагаемых нуждающихся в жилье. В бюджете республики планировалось заложить более 86 млн. руб. на эти цели.

С 1 января 2008 года в республике вступил в силу Закон «Об организации и осуществлении деятельности по опеке и попечительству в отношении несовершеннолетних в РТ», наделяющий указанными полномочиями специально создаваемый «государственный орган опеки и попечительства в РТ». Приоритетные задачи (на данный момент несуществующего органа) профилактика социального сиротства, обеспечение приоритета семейных форм воспитания, защита личных и имущественных прав и интересов несовершеннолетних сирот и оставшихся без попечения родителей детей. Нуждающимся в помощи государства признаются дети-сироты в возрасте до 18 лет, у которых умерли оба или единственный родитель, дети до 18 лет, у которых родители лишены свободы, уклоняются от воспитания, объявлены умершими или безвестно отсутствуют, находятся в лечебных учреждениях, недееспособны, либо отрицательно воздействуют и жестоко обращаются с детьми. Кроме того, Закон признает право на помощь детям от 18 до 23 лет, кто потерял родителей или единственного родителя в период до 18 лет.

В рекомендациях по организации опеки и попечительства в субъектах страны указано, что одним из показателей эффективности работы может служить показатель сокращения численности детей, воспитывающихся в интернатных учреждениях и увеличение доли детей, устраиваемых на воспитание в семьи граждан Российской Федерации, сокращение сроков пребывания детей в интернатном учреждении, уменьшение количества интернатных учреждений, уменьшение случаев нарушения личных неимущественных и имущественных прав несовершеннолетних.

Приведенные здесь данные были официально получены мною по запросу в ноябре 2008 года в министерстве образования РТ, во исполнение служебного распоряжения советника Председателя правительства по информационной политике, в рамках подбора и подготовки материалов по проблемам искоренения социального сиротства в республике. К сожалению, предложенная советником идея о том, чтобы на примере известных и уважаемых в республике персон, взявших под опеку сирот, дать зачин движению и полностью исключить сиротство, как институт в Туве, в соответствии с народными традициями, так и была отложена в долгий ящик, чтобы неожиданно вернуться с проблемой выпускников сирот уже летом текущего года.

Потрясают в данном случае не только изложенные детьми-сиротами рассказы и впечатления о жизни в интернатной системе, но и миллионные суммы, которые государство столь неэффективно затрачивает на то, чтобы содержать всего 405 сирот из более чем 5 тысяч, нуждающихся не столько в воспитателях и директорах, а в мало-мальской любви и внимании.

Я писала друзьям из Индии о той доброте, которой окружают детей воспитатели, умудряясь в более чем скромнейших условиях воспитывать сирот. На мой глупейший вопрос, а как наказываются дети, уличенные в краже или в других нарушениях, воспитатели не могли понять ни первого, ни второго. Как можно присвоить не принадлежащее тебе и что такое «наказать ребенка»? «Ну, в угол поставить или ругать», – пытались объяснить уже хором журналисты. Воспитатели потрясенно смотрели то на нас, то на угол комнаты, пытаясь понять. «Если у ребенка проблемы, с ним надо общаться, а не ругать», – сказали нам изумленно, а на вопрос о мелких правонарушениях ответили, что немыслимо взять чужое и за полвека существования Детской деревни они не сталкивались с таким странным поведением детей.

Могу заверить, что тибетские монахи и беженцы не «заказывали» мне никаких материалов. Это к обвинению той же «коллеги», уверенной, что о сиротах невозможно сказать ничего, не взяв с них денег. Вероятно, она точно знает, что им некуда девать свои миллионы.

Продолжение следует.

По материалам www.tuvanews.ru

(прочитано 2179 раз)

http://risk-inform.ru/article_1155.html
0

Остальные материалы номера 27:
 
   
   
 
 Google рекомендует взглянуть... 
 
   

Факел в космос? Деньги есть! Зарплаты депутатам? Деньги есть! Простить долг Кубе? Деньги есть! Пенсии? Вы что, с ума сошли? Денег не хватит!

up Газета Внеклассно О нас Пользователи up
   • Свежий номер
 • Архив газеты
| 2002 | 2003 | 2004 | 2005 | 2006 | 2007 | 2008 | 2009 | 2010 | 2011 | 2012 | 2013 | 2014 | 2015 | 2016 | 2017 |
 • Тематический архив
 • Карикатуры
 • Юмор
 • Новости
 • Опросы
 • Календарь обещаний
 • Доска объявлений
 • Форум
 • Обратная связь
 • Статистика
 • Помощь
 • Регистрация/Вход
 • Добавить новость
 • Добавить фото
 
Материалы сайта предназначены для лиц 16 лет и старше. Ответственность за достоверность опубликованных материалов несут авторы. Мнение автора не всегда отражает точку зрения редакции. При полном или частичном использовании материалов, ссылка на газету «РИСК» обязательна. Для сетевых изданий обязательна гиперссылка на сайт «РИСКа» — risk-inform.ru
Для писем Лента новостей RSS Мобильная версия сайта Зеркало сайта
Страница газеты РИСК в Живом Журнале Страница газеты РИСК в Твиттере Страница газеты РИСК вКонтакте Страница газеты РИСК в YouTube
Борьба с неправдивой информацией о событиях в Украине Рейтинг@Mail.ru Счетчик PR-CY.Rank