Продолжая печальную тему

И ВСЁ-ТАКИ ЭТО БЫЛО... 

Уважаемая редакция!

Я прочитала статью о Доме ребенка и тех преступлениях, которые там творятся. Там есть строки о том, что в 1998-1999г. были уволены по сокращению штатов воспитатели-пенсионеры Ойдуп А.Н., Коновалова Л.С., Хобарова А.Г., Коломаева З.Ф. и Шмакова В.И. Яндай-оол С.Б. сама добилась в Минздраве этого сокращения. Пять лет тому назад ей пришлось даже закрыть одну группу, чтобы убрать воспитателей, которые много знали про главного врача и тех людей, кто был в её окружении. Коллектив был разделен на две стороны. Но я думаю вот о чем: давайте посмотрим на судьбы тех людей, что были сокращены.

Например: Ойдуп Алла Николаевна воспитатель, медсестра. У неё дочь – инвалид II группы, сын тоже II группы инвалидности. Нужна работа, нужны деньги на приобретение лекарств. У Коноваловой Л.С. сын – инвалид I группы, он не ходит, и его дочь на иждивении у неё. Нужен уход за сыном и за внучкой. После сокращения Коноваловой Л.С. она не вынесла этих испытаний и через 4 месяца умерла.

У Коломаевой З.Ф. в это время дочь в тяжелом состоянии находилась на лечении в больнице. В течение 6 месяцев врачи боролись за её жизнь. Нужны были деньги на лекарства, на усиленное питание. Спасибо врачам, хирургам, что спасли её дочь. Главного врача это не трогало.

А вот перед В.И. Шмаковой, которая тоже была сокращена, Яндай-оол С.Б. извинилась, что попала в этот список и просила 2 месяца пока отдохнуть, и пообещала вернуть на работу снова. Так и сделала. Видимо, надо было убрать и сократить тех людей, которые много знали, которые мешали воровать.

Однажды привезли гуманитарную помощь: сахар, манку и 500 банок тушёнки. Тушёнка исчезла сразу. Сахар и муку крали мешками. Поднимали вопрос на собрании об этом, все начальство и ее окружение молчали, не проронили ни одного слова даже в свою защиту. Был приглашен представитель из Минздрава. Одна из воспитателей была представителем в комиссии по проверке этой тушенки, но добиться правды было трудно. Все, кто сумел урвать эту тушенку, муку и сахар у детей, молчали как рыбы. Зато если у воспитателей на прогулке или в группе у ребенка бывает синяк, царапина (дети плохо еще ходят, падают), тут начинаются выговоры вплоть до угроз увольнения с работы.

Ещё яркий пример: в доме ребенка есть склад, где хранятся продукты для детей. И приходится видеть, как ворует продукты завхоз. В субботу и воскресение приходит и набирает большую сумку и идет домой с продуктами. И еще: после сокращения штатов гл.врач не должна набирать людей в течение 5 лет. Через 2 года начали снова брать воспитателей, но уже в большинстве родственников.

И ещё: если получали зарплату, то в ведомости всегда были подставные лица от 8 до 10 человек. Кто за них получал эти деньги – все знали, но молчали. Кто пытался говорить в слух об этом, то жди увольнения или преследования, сразу усиливался контроль над этим человеком.

Если можно, прошу фамилию мою не указывать.


От редакции. В соответствии со ст.41 Закона «О СМИ» «редакция обязана сохранять в тайне источник информации и не вправе называть лицо, предоставившее сведения с условием неразглашения его имени, за исключением случая, когда соответствующее требование поступило от суда в связи с находящимся в его производстве делом». Поэтому о публикации «анонимок» речи не идёт. Мы готовы в суде скрупулезно изучить как условия содержания детей в Доме Ребенка, так и самих людей, обратившихся в газету. Кстати, полмесяца назад ст.воспитательница Дома ребёнка посетила редакцию «РИСКа» и обещала принести для публикации опровержение. Ждём до сих пор...

А тем временем в Доме ребёнка никак не могут собрать нужное количество подписей под каким-то письмом в редакцию. Для чего работников вызывают по одному в кабинет главврача. Пущен слух: кто не подпишется, того и будут считать автором письма в газету. Последствия понятны.

Но и это не всё. По нашим данным, вместо проверяющих в Дом ребенка зачастили шаманы, которые под бой бубна и заклинания сжигают кости и внутренности животных с целью то ли наслать порчу на неугодных, то ли «очистить» Дом. Положительный толк от этих действий нам неизвестен, но что характерный запах и жуткие звуки действуют на психику детей – несомненно. Интересно также узнать, уж не у председателя ли правительства Тувы они научились этому, и за чей счет устраивается этот религиозный крематорий в воспитательном заведении?