Почти фельетон

ТЫ НЕ ПРАВ, ТИНМЕЙ! 

Орлан Тинмей решил окончательно покончить с пьянством. И даже не в личном плане, а в масштабах всей республики. Цель – достойная, решение – верное. Но очень важен способ воплощения прекрасной мысли в жизнь. Негодными средствами можно любую самую расчудесную идею опорочить. Что, на наш взгляд, и произошло. А вот и конкретный пример, до краев полный злоупотреблениями и попустительством.

В марте 2001 года Анатолий Кожевников получил свидетельство о регистрации в качестве предпринимателя без образования юридического лица. Для того чтобы на законных основаниях заниматься торгово-закупочной деятельностью, оформил лицензию на право торговли винно-водочной продукцией. И всё бы хорошо, но 16 апреля 2003 года в его магазин «Фортуна» нагрянула строгая комиссия из Госкомитета по обеспечению государственной монополии на алкогольную продукцию.

Похоже, хозяева незваным гостям особых почестей не оказали. В результате проверяющими был составлен акт о том, что на алкогольной продукции на момент проверки не было ценников, не вся имеющаяся в наличии продукция была представлена на прилавке, а самое главное – было зафиксировано отсутствие... огнетушителей. С такими вопиющими нарушениями председатель вышеозначенного комитета О.Тинмей мириться не мог. Он в тот же день принял решение о приостановлении действия лицензии предпринимателя Кожевникова, принудив его таким образом отказаться от дальнейшего спаивания окружающего населения высококачественными напитками отечественного производства.

Но вряд ли пьющие туранцы после этого отказались от тяги к алкоголю. Скорее – даже наоборот: кое-кто был вынужден удовлетворять нужду суррогатами, нанося своему здоровью непоправимый вред. Тинмею на это было наплевать, а вот Кожевников взял да и обратился в Арбитражный суд, где успешно доказал, что выдвинутые против него обвинения, образно говоря, высосаны из пальца.

Судья Э.Санчат 21 апреля 2003 года вынес вердикт, которым признал решение Тинмея незаконным и обязал его в десятидневный срок принять решение о возобновлении действия лицензии предпринимателя Кожевникова. Да не на того напал! Чиновник не кинулся заглаживать свою вину, извиняться и возмещать причиненный незаконным решением материальный и моральный вред, а принялся строчить жалобы, растягивая тем самым волокиту еще почти на год. Но, тем не менее, 20 января 2004 года Апелляционная инстанция подтвердила первоначальное решение. Может, был расчет на то, что к этому времени истечет срок лицензии? Тинмей его знает! Поэтому 1 августа 2003 года Кожевников заплатил сбор и сдал в Госкомитет все документы, необходимые для продления срока действия лицензии. Допустил только одну ошибку – не взял расписку. Что имело закономерные последствия.

Миновал отпущенный законом срок, и Госкомитет в лице Н.Мезенцевой стал утверждать, что никаких документов Кожевников не сдавал. Пришлось снова идти в суд и доказывать, что документы он сдавал, а Госкомитет незаконно уклоняется от принятия решения. И Кожевников опять суд выиграл. 22 декабря 2003 года теперь уже судья А.Ажи своим решением обязал комитет в течение десяти дней выдать лицензию на осуществление розничной торговли алкогольной продукцией или мотивированно отказать.

Время шло. Кожевников ждал. Тинмей молчал. Туранцы травились суррогатами...

Терпение лопнуло в марте 2004 года: Кожевников подал заявление в прокуратуру о возбуждении против О.Тинмея уголовного дела по ст.169 УК РФ за неправомерный отказ в выдаче лицензии и уклонение от её выдачи в нарушение вступившего в законную силу судебного акта. Яснее дела вроде бы и не придумаешь – состав преступления расписан в решении суда. Но и.о.дознавателя Кызылского ГОВД Р.Артаев оказался на редкость вдумчивым и удивительно самостоятельным милиционером. Он подверг ревизии судебные решения и не согласился с ними. Так в деле появилось первое постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

Оно с ходу было забраковано прокурором и отменено как юридически неполноценное. Теперь дело попало в крепкие руки следователя А.Маракина. Но и этот юрист ступил на юридически ложный путь. Так появилось второе ущербное постановление об отказе. И его прокурор хлопнул, как ленивую осеннюю муху. Правда, это не остановило Маракина. Бумаги в милиции много, да и бумагомарак хватает. Маракин упорно не хотел делать правильные выводы. Он слепил третье неполноценное юридическое произведение того же толка.

Поняв, что в такие игры можно играть бесконечно, Кожевников по новой обратился в суд. На этот раз с жалобой на действие следователя. Но рассмотреть дело не представилось возможным – его снова, что называется, влёт хлопнул прокурор. Дело вернулось все к тому же Маракину, но уже с представлением «о принятии к нему мер взыскания». Упорство должно быть вознаграждено.

Однако время идет. Тинмей по-прежнему наслаждается всеми прелестями свободы и теми возможностями, которые дает должностное положение. По всем признакам чувствует он себя превосходно и уверенно. Намедни даже затеял в одном питейном заведении серьезный разговор с замминистра внутренних дел В.Конгаром. Взаимная критика перехлестнула через край. В результате, как утверждают очевидцы, больше пострадал Тинмей. Результаты встречи у него на лице, а заявление – в прокуратуре. По одной из версий, по наущению начальника беднягу поколотили милиционеры и бросили в енисейскую холодную воду. По другой – он сам, спасаясь бегством, чесанул в сторону России и пытался форсировать водную преграду вплавь, но не одолел течение и поплыл вниз, а милиционеры шли по берегу и всячески уговаривали прекратить опасное купание, а для убедительности кидали небольшие камни, чтобы «не заплывал за буйки» и вернулся на родной берег.

Учитывая изложенное, теперь есть все основания ожидать скорого возбуждения уголовного дела, на котором так настаивал Кожевников. А ведь сделай это Маракин раньше, Тинмей давно бы уже встал на путь исправления. А уж если бы еще раньше правоохранители довели до ума дело по обнаружению у нашего алкогольного деятеля боеприпасов, его светлое имя не фигурировало бы в деле о поджоге нашей редакции. Все нужно делать своевременно.

Как говорил Филипп Филиппович в булгаковском «Собачьем сердце», чтобы не было разрухи, нужно всего лишь, чтобы все мочились не мимо унитаза. Так и в борьбе с преступностью. Можно ее свести к минимуму, если заставить всякого Маракина исполнять закон.

Отдел по борьбе с негодяями