Из жизни паразитов 

КТО ЗАСТАВИТ ДОНГАКА УВАЖАТЬ ЗАКОН? 

7 июля 2003 года распоряжением мэра г.Кызыла был уволен с занимаемой должности директор МУПРЭП «Жилье» О.Б.Тугер.

В формулировке мотива увольнения было указано: «за однократное грубое нарушение трудовых обязанностей». На деле, как показало дальнейшее судебное разбирательство, никакого серьезного нарушения не было, а увольнение вызвано чисто личными мотивами, очень далекими от трудовых отношений. Поэтому суд, куда обратился Олег Борисович, отменил незаконное распоряжение кызылского городничего, восстановил Тугера на работе, взыскал с администрации Кызыла в его пользу 41433 руб. 98 коп. за вынужденный прогул и 2500 руб. в качестве компенсации морального вреда. Суд пришел к выводу, что «со стороны администрации города был нарушен весь установленный трудовым законодательством, Уставом порядок применения дисциплинарного взыскания». В решении суда так прямо и записано! И действительно, нарушения горадминистрации конституционного права на труд, говоря словами пролетарского поэта, «весомы, грубы, зримы». О них стоит рассказать подробнее.

В суде выяснилось, что в распоряжение, которым был уволен руководитель предприятия, просто не содержит никакого упоминания о том «страшном» нарушении, на основании которого принята столь «крутая мера» дисциплинарного воздействия. Кроме этого, пропущен месячный срок, в течение которого было возможно наложить дисциплинарное взыскание за надуманное нарушение. Видимо поэтому у О.Б. Тугера даже не потребовали необходимого в таких случаях объяснения. Наконец, уволенный является депутатом столичного Хурала представителей и может быть смещен с должности только с согласия представительного органа местного самоуправления. Такого согласия получено не было.

В судебном заседании представители ответчика С.Т.Кызыл-оол и М.Т.Кужугет весьма нелепо мямлили о том, что председатель Хурала Ю.Ананьин присутствовал на заседании коллегии администрации, где решался вопрос, и высказал свое согласие на увольнение. То, что Ананьин плохо представляет свое место в Хурале – неудивительно, но эти два юриста должны были знать, что Хурал – коллегиальный орган и свое решение может вынести только на заседании путем голосования, и решение может считаться принятым, только если за него высказались более половины от установленного числа депутатов. Это 16 голосов. Заполучить такое решение при всей надуманности оснований было практически невозможно. А мнение Ю.Ананина может быть обязательным разве что для его жены и только в том случае, если она не будет возражать. «Знатоки» из администрации это понимали. А значит шли на явное и наглое нарушение конституционных прав человека.

Более того, в суде был установлен факт фальсификации документа. Для увольнения руководителя муниципального предприятия требуется еще и согласие учредителя – в данном случае Агентства по управлению муниципальным имуществом. Представитель ответчика представил в суд копию распоряжения мэра с письменным согласием и.о. директора АУМИ Е.Р.Рамазанова. Но у О.Б.Тугера была другая копия – точно такая же, но без очень нужного согласования. Эту копию ему вручили при ознакомлении с распоряжением. Управляющая делами администрации Р.А.Сударенко при допросе была в полной растерянности, невнятно лепетала, что копию Тугеру перед вручением сняла с оригинала, заверила и поставила печать, а согласование с АУМИ на распоряжении должно было быть. «Почему так получилось?» – объяснить не может. Хотя объяснение только одно: сначала мэр подписал распоряжение, потом с ним был ознакомлен Тугер, а уж затем появилось согласие Рамазанова. Задним числом. А это в полном соответствии с требованиями Уголовного Кодекса нужно называть должностным подлогом. По крайней мере, суд нашел, что увольнение было произведено без согласования с АУМИ, что является грубым нарушением порядка увольнения.

Казалось бы, порок наказан и справедливость восстановлена. Но так только казалось. Решение о восстановлении на работе в полном соответствии с требованием закона подлежит немедленному исполнению. Получив решение суда, О.Б.Тугер явился в администрацию. Встретили с распростертыми объятиями. В тот же день Д.Донгак издал распоряжение №457-рп «О восстановлении Тугер О.Б.». Формулировку названия можно было бы отнести на счет своеобразного юмора нашего градоначальника, но, скорее всего, это следствие весьма поверхностного знакомства далеко не всеми уважаемого руководителя с государственным языком. Однако из текста следовало вполне определенно, что О.Б.Тугер с 9 октября 2003 года восстановлен в должности директора МУПРЭП «Жилье».

Сдержите крики восторга. Следующим своим распоряжением №458-рк от 9 октября 2003 года тот же самый Донгак отстранил Тугера «от должности» до рассмотрения дела в кассационной коллегии.

А как же требование закона и решение судьи Липкович о немедленном исполнении? Неужели Д.Донгак возомнил себя величиной, для которой закон уже не писан? Очень похоже. Всякий мыльный пузырь перед тем, как лопнуть, удивляется своей огромности. Но виновата в этом раздутом самомнении отчасти и сама судья Липкович. Не так давно она одобрила его явно незаконные действия: Донгак выдал разрешение на проведение митинга региональному отделению политической партии «Либеральная Россия» за три дня до мероприятия, хотя по закону был обязан сделать это не менее чем за 5 дней. Липкович согласилась с беззаконием вопреки логике и арифметике.

Незаконное решение будет отменено, но подстрекатель к правонарушениям уже получил вполне закономерный плевок в лицо правосудия!

Однако это еще не всё. О.Б.Тугер, возмущенный наглым попранием закона, обратился в прокуратуру. И получил от городского прокурора В.Ведягина ответ: «В соответствии со ст.211 ГПК РФ решение суда о восстановлении на работе подлежит немедленному исполнению... А факт отстранения Вас от должности является предметом судебного рассмотрения, в связи с чем оснований для принятия мер прокурорского реагирования не имеется».

Господин Ведягин, наверное, подписывая бумажку, заливался гомерическим хохотом, представляя себе сцену из театра абсурда: Тугер ходит по кругу – с распоряжением мэра об отстранении от должности в суд, а затем с решением суда в горадминистрацию. И так до бесконечности. Сносились башмаки, выпали зубы, куда-то пропала спесь, и исчезла гражданская гордость. Есть ли у чиновника большая радость, чем вид униженного и растоптанного просителя?

А между тем, Ведягин по роду службы должен быть знаком с содержанием ст.315 УК РФ, которая так и называется «Неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта». Получив заявление Тугера о совершении преступления, он должен был принять одно из двух решений: возбудить уголовное дело либо отказать в его возбуждении. И не в виде голословной и по сути издевательской отписки, а мотивированным постановлением. Похоже, мотивов к отказу не нашлось. А написать какую-нибудь чепуху опасно – ведь в том же УК есть и статья 300 «Незаконное освобождение от уголовной ответственности». Она – специально для прокуроров.

А решение суда так и не было исполнено, даже после того как Верховный суд республики подтвердил законность выводов первой инстанции. Уже 26 ноября – через полтора месяца издевательств – Тугер был вынужден опять письменно обратиться к Донгаку с требованием выполнить решение суда. Тщетно!

Это не первый случай, когда прокуратура сознательно взращивает в чиновных правонарушителях безнаказанность и наглость. Тот же Донгак был изобличен в незаконной агитации за кандидатов в Великий Хурал. Факт был установлен решением суда. Помощник городского прокурора Бредненко тогда размахивал в судебном заседании кулачком, грозил правонарушителю неотвратимым наказанием. Однако сам был вскоре уволен. Не на того замахнулся? Зато В.Ф.Ведягин, по всем признакам, сделает карьеру. Как и И.Липкович.

Вот только у остальных сограждан нет никаких надежд, что эдакими непосильными и самоотверженными трудами наши прокурорские и судейские юмористы хоть чуточку когда-нибудь приблизят общество к правовому государству. С такими судьями и прокурорами мы никогда не дождемся настоящего торжества законности, когда всякий донгак в пояс будет кланяться Закону, а не вышестоящему начальнику.

Отдел борьбы с негодяями