К 30-летию со дня кончины Салчака Тока

СЛАВНЫЙ СЫН СВОЕГО НАРОДА

30 лет назад, в 1973 году, в теплый майский день в Кремлевской больнице ушел из жизни видный тувинский государственный и партийный деятель, народный писатель Тувы Салчак Калбакхорекович Тока.

Для старшего и среднего поколений жителей республики нет надобности приводить биографические данные этого неординарного человека. Но молодое поколение (особенно те, кто родился после 1985 года, в так называемое постперестроечное время и период радикальных экономических реформ) все-таки необходимо познакомить с краткой биографией С.К.Тока. Тем более, что за последние 18 лет в связи с переустройством нашей жизни вольно и невольно стали предавать забвению имя и дела этой безусловно исторической личности.

С.К.Тока родился 15 декабря 1901 года в бедной аратской семье в местечке Мерген (недалеко от села Сарыг-Сеп) Каа-Хемского кожууна. С девяти лет начал батрачить. Он был тесно связан с русскими трудовыми крестьянами и рабочими, воспринял их революционные идеи. В годы народной революции и гражданской войны в Туве помогал красным партизанам, был проводником их отрядов.

В 1921-25 годах работал курьером Правительства ТНР, находился в рядах Тувинской народно-революционной армии. С 1925 по 1929 год учился в Коммунистическом университете трудящихся Востока (КУТВ) в Москве.

После окончания университета С.К.Тока возвращается в Туву, в 1929 году вступает в ряды Тувинской Народно-революционной партии. На VIII съезде партии избирается вторым секретарем ЦК ТНРП. Некоторое время является одновременно и министром культуры ТНР. На VII Великом Хурале ТНР был избран членом правительства (1930 год).

С 1933 года - Генеральный секретарь ЦК ТНРП. С 1944 года и до конца своей жизни С.К.Тока был первым секретарем Тувинского обкома КПСС.

С 1945 года С.К.Тока был депутатом второго-восьмого созывов Верховного Совета СССР, всех созывов Тувинского областного Совета депутатов трудящихся, а с 1962 - депутат и член Президиума Верховного Совета Тувинской АССР.

Имел воинское звание генерал-лейтенанта. На XIX, ХХ, ХХII, ХХIII съездах КПСС С.К.Тока избирался кандидатом в члены ЦК КПСС, а на ХХIV съезде партии был избран членом ЦК КПСС. С.К.Тока награжден орденами и медалями ТНР и МНР. За большие заслуги перед своей республикой и ее народом С.К.Тока было присвоено звание Героя Социалистического Труда, он награжден восемью орденами Ленина и орденом Трудового Красного Знамени. С.К.Тока оказал большое влияние на развитие тувинской литературы. Он был членом Союза писателей СССР (1951 год), а за роман-трилогию "Слово арата" - Государственная премия Тувинской АССР (в 1974 году, посмертно). Таковы важные вехи в биографии бывшего тувинского лидера.

Вокруг личности С.К.Тока в настоящее время возникают споры. Как видим из биографии, государственная, политическая, партийная и творческая деятельность С.К.Тока проходила в конкретно-исторических условиях, и в этом смысле он является продуктом той эпохи. Он - сын своего времени. Об этом приходится еще говорить еще раз, поскольку новоявленные деятели всех мастей после апреля 1985 года рассуждают и дают оценку историческим личностям в сослагательном наклонении, с использованием слов "если бы", "кабы" и т.д. и т.п.

Разумеется, сегодня легко рассуждать с высоты времени о недостатках, ошибках и упущениях тех или иных конкретно-исторических личностей. История не знает и не хочет знать сослагательного наклонения. Но одно бесспорно: С.К.Тока внес большой личный вклад в развитие экономики, культуры и литературы как до вступления Тувы в состав СССР, так и после. Невозможно переоценить личную роль С.К.Тока в организации всенародной помощи и поддержки Советскому Союзу в войне против немецко-фашистских захватчиков.

Как видим, положительная роль С.К.Тока в тувинской истории очевидна. Что касается ошибок, то, как говорится, не ошибается лишь тот, кто ничего не делает. За последние 18 лет идут нападки и обвинения С.К.Тока во всех смертных грехах, начиная с культа его личности, участия в кровавых репрессиях 30-х, 40-х и начала 50-х годов и кончая экономическим и политическим союзом с бывшим СССР и РСФСР, приведших к потере самостоятельности Тувы. Что сказать по этому поводу?

Массовые и необоснованные репрессии и беззакония в ТНР и Тувинской автономной области в 30-40-х и начале 50-х годов занимают особое место в нашей истории.

Действительно, в республике была создана обстановка всеобщей подозрительности и недоверия людей друг к другу и к руководящим органам. Пострадали не только репрессированные "враги народа", но и члены их семей, родственники. Какова же была роль ЦК ТНРП и в первую очередь его Генерального секретаря Салчака Тока в этих событиях? Как они реагировали на произвол и незаконные меры, репрессии следственных и судебных органов?

Прежде всего следует отметить, что ЦК ТНРП одобрял "разоблачительную" деятельность органов МВД, слепо веря в правильность и законность действий органов следствия. В результате этого ЦК ТНРП оказался на поводу, в плену у руководства МВД ТНР. Руководящая роль ЦК партии сводилась не только к одобрению деятельности МВД, но и политическому обеспечению действий административных органов. Руководство ТНРП считало, что в Туве действительно существуют "враги народа", ставящие задачи свержения революционного строя в Туве, занимающиеся шпионажем в пользу японского империализма, предающие интересы тувинского народа. Вина С.К.Тока и руководства партии состояла в том, что они ослабили руководство органами внутренних дел, доверившись им. Доверие ЦК ТНРП к органам внутренних дел доходило до того, что ЦК получал предварительное согласие МВД на намечаемый состав ЦК, кожуунных руководящих органов, на лиц, отправляемых на учебу в Коммунистический университет трудящихся Востока, передовиков производства, даже будущих участников съемок в кинофильмах. В свою очередь, руководящие работники МВД ТНР старались возвысить руководящую политическую роль и влияние С.К.Тока в их деятельности.

В докладе "15 лет МВД", например, говорилось: "Вождь тувинского народа и партии тов. Тока как истинный выразитель интересов чаяний и желаний своего народа уделял и уделяет максимум своего влияния к работе МВД. Нужно прямо сказать, что нет ни одного серьезного дела в МВД, которым бы тов. Тока не интересовался и не давал бы своих правильных и всеобъемлющих революционных и партийных указаний".

Таким образом, С.К.Тока, будучи уверенным в правильности концепции руководства МВД о наличии контррреволюционных организаций в Туве, требовал от них привлечения к ответственности "врагов народа", на это настраивая и партийную организацию республики.

По инерции репрессии продолжались и после вступления ТНР в состав СССР. В Тувинской автономной области характерным было так называемое "Сут-Хольское дело" в 1952 году, которое закончилось полным провалом для его организаторов. Это, по сути, завершающее дело в истории массовых репрессий в нашей республике. Именно политическое руководство в проведении карательных акций в тот период в отношении невинных людей является самой большой трагической ошибкой и виной Генсека ЦК ТНРП С.К.Тока.

Это пятно невозможно убрать из его биографии. Но главная непосредственная ответственность за массовые и необоснованные репрессии невинных людей лежит на тогдашних органах внутренних дел ТНР и их руководящих работниках. Не могла не оказать влияния на тувинские репрессии и обстановка в соседнем СССР, в которой вовсю работал маховик репрессий.

Иногда спрашивают: был ли культ личности С.К.Тока? В период существования ТНР до 1944 года в определенной степени "да". Отвечая таким образом на данный вопрос, необходимо отметить, что культ его личности сложился в результате копирования опыта строительства социализма в СССР. По опыту Советского Союза в ТНР сложилась в конце концов однопартийная система, формальная демократия, применялся административно-командный метод в управлении страной. Другими словами, сталинская модель в тувинском варианте и тот же вождизм. А потом следует учитывать и тогдашний уровень политической, демократической да и общей культуры народа.

После разоблачения "контррреволюционной" деятельности "врагов народа" "группы чурмитдажинцев и данчаевцев" в 1938 году была возвеличена роль С.К.Тока в строительстве новой жизни. Появились многочисленные хвалебные оды, посвященные ему. Госхоз "Уюк", станция "Тайга", ряд улиц в кожуунных центрах были названы его именем. Появились песни и стихи в честь С.К.Тока. Вместе с тем у С.К.Тока не было в личном характере тех отрицательных качеств, какие были, например, у И.В.Сталина, как грубость, нетерпимость к мнению других, нелояльность, невнимательность, капризность.

Это могу засвидетельствовать я сам лично. Когда я был еще маленьким, в начале 60-х годов, к нам в деревню приехал С.К.Тока. Он заходил в гости в простые дома. Зашел он к нам и даже пил чай. Удивляли его доступность и простота в общении. Нас, маленьких детей, он угощал конфетами. Но меня, особенно сейчас, поражает то, что он был без всякой сопровождающей свиты и машин ГАИ, на одной машине с шофером и телохранителем в штатском, который был одновременно его помощником.

С.К. Тока был широко известен и за пределами Тувы. Когда я служил в рядах Советской Армии, многие офицеры мне говорили, что знают Тока как видного государственного деятеля. Смерть С.К.Тока застала меня в городе Омске на офицерских курсах. Помню, как сочувствовали тогда мне офицеры. Пользовался С.К.Тока искренним уважением и популярностью среди русского населения Тувы. Это могут засвидетельствовать старшее и среднее поколение русских людей. Отличительной чертой С.К.Тока в кадровой политике было игнорирование земляческих, кровно-родственных и приятельских отношений и национальной принадлежности. В людях он видел, прежде всего, деловые качества, образование и талант.

Некоторые обвиняют Тока даже в том, что он сменил свое правильное тувинское имя "Тывыкы", ("Тыкы") на руссифицированное "Тока". В этом ничего плохого нет. В то время не только Тока, но и другие тувинцы, обучавшиеся в КУТВ и других учебных заведениях СССР, заимствовали русские имена и фамилии. Небезынтересно узнать, что были такие метаморфозы с именами и фамилиями: Тывыкы - Тока, Седип-оол - Танов, Кызыл-оол - Калинин, Тава-Самбу - Тамбовский, Сувак - Судаков, Лакпа - Границын, Севен - Семенов, Серекей - Сергеев и т.д. и т.п.

Что же касается обвинений против Тока о чрезмерном союзе с бывшим СССР и РСФСР, приведшем в конце концов к потере самостоятельной государственности Тувы, то не буду вступать в дискуссию о механизме и процедуре вступления ТНР в состав СССР. Это отдельный и сложный вопрос, требующий специального рассмотрения. Но следует отметить, что стремление большинства тувинского народа к вступлению в состав СССР и России явилось закономерным итогом всего исторического развития Тувы, многовековых исторических связей тувинцев с народами России и, прежде всего, с русским народом.

Нелишне отметить огромный авторитет Советского Союза к концу Великой Отечественной войны. Это явилось той огромной притягательной силой, которая побудила большинство тувинского народа к добровольному, исторически обусловленному всем ходом его развития вхождению в состав СССР и РСФСР. Разумеется, нельзя исключать возможность дальнейшего самостоятельного существования и развития ТНР как суверенного государства. Но, как видим, история распорядилась иначе. Принятие ТНР в состав СССР и РСФСР открыло новый этап в жизни и истории тувинцев, значительно ускорило социально-экономическое и культурное развитие республики и народа.

Разумеется, были допущены и большие ошибки, прежде всего, в экономике. Интеграция экономики республики в советскую и российскую экономику привела к ослаблению внимания к местной перерабатывающей и кустарной мелкой промышленности, что в конечном итоге привело в определенной степени к положению республики как аграрно-сырьевого придатка союзного и российского Центров. Это привело к значительной дотационности бюджета республики. Все это особенно ощущается сейчас в условиях реализации радикальных экономических реформ, перехода к рынку, рыночным отношениям.

Анализировать и давать оценку прошлому и их политическим деятелям необходимо. Но на это надо иметь как минимум моральное право. В этой связи возникает сакраментальный грибоедовский вопрос: "А судьи кто?". Когда бывший социалистический строй анализируют и обвиняют те люди, которые действительно пострадали от этого строя в результате необоснованных репрессий, это еще понятно. Но когда этот строй критикуют и предают анафеме бывшие секретари обкомов, получившие в условиях социалистического строя бесплатное высшее образование, превратившиеся вдруг в ярых демократов и критиканов, называя его тоталитарным коммунистическим режимом, сравнивая не больше не меньше с фашизмом, это вызывает у меня лично чувство протеста.

А ведь среди критиков С.К.Тока были и есть люди, которых он поддерживал, как мог, и они бок о бок с ним работали. Были и есть среди них и бывшие сотрудники органов государственной безопасности и МВД. Возникает вопрос: имеют ли они моральное право критиковать, а тем более осуждать деятельность С.К.Тока? Почему они молчали в свое время? Ведь эти люди заговорили об отрицательных сторонах его деятельности лишь после его смерти и особенно с началом перестройки радикальных экономических реформ.

Некоторые противники С.К.Тока (в том числе и некоторые члены тувинского отделения общества "Мемориал") договаривались в свое время до того, что надо сносить его памятники и переименовывать совхоз, улицу и школу, названные его именем. Тем самым они становились на путь вандализма и слепой ненависти, уподобляясь язычникам. Неужели многострадальная история их ничему не научила? Мы ведь это уже проходили после Октябрьской революции.

В этой связи хотелось бы им напомнить старую мудрость: "Если выстрелишь в прошлое из пистолета, то прошлое выстрелит в тебя из пушки". Надо уважать свою историю. У всех народов, в том числе у тувинцев, не принято плохо говорить о мертвых. Некоторые деятели, в том числе и те, которые в свое время работали вместе с Тока, нарушают, к сожалению, эту народную заповедь. Пусть это останется на их совести! Пройдут годы, десятилетия. Люди со временем забудут имена всякого рода критиканов и критиков Тока и его деятельности. Но имя С.К.Тока как неординарной, противоречивой исторической личности в тувинской (да и не только) останется жить еще долго.

Прошло уже 30 лет, как с нами нет С.К.Тока. В нынешние сложные, смутные переломные времена мы особенно ярко видим и осознаем выдающуюся роль С.К.Тока в тувинской истории. Через полгода ему бы исполнилось 102 года. Этого срока, на мой взгляд, вполне достаточно для того, чтобы наши ученые (прежде всего историки) создали фундаментальный труд, в котором бы дали исчерпывающий объективный полный политический портрет этого видного государственного деятеля Тувы, объективно отразив его несомненные заслуги и негативные стороны его деятельности.

В.Б. Багай-оол,
политолог,
координатор Общероссийской политической партии "Партия прав человека"
и тувинского республиканского отделения Российского "Комитета за гражданские права".