КАК ДОБИВАЮТ РУСЬ СВЯТУЮ

Велико и благотворно воздействие истории на духовную культуру российского народа: глубокая связь исторических полотен прошлого спасает его от нашествия забвения, вызывает к жизни и показывает, что у нас есть Отечество. Только обратившись к историческим событиям, далеким или не столь отдаленным, можно пытаться отыскать ответы на самые жгучие вопросы, поставленные жизнью, ибо все сегодняшнее имеет свои корни в прошлом!

Вашему вниманию, читатель, предлагается эссе на тему, которая сегодня очень часто обсуждается в средствах массовой информации: о Сталине как террористе и его предтечах с точки зрения, отличающейся от принятых и приятных.


"После 1917 года с первой, так называемой "белой" эмиграцией, пределы России покинула большая часть активного протестующего интеллектуального населения. Большая часть бывших царских офицеров погибла в гражданскую войну, уехала за границу или была уничтожена чекистами во время расправ. Те из них, кто уцелел благодаря службе в Красной Армии, не обладали нужными волевыми качествами, чтобы быть противниками большевистского режима и производили впечатление людей, ожидавших своей очереди на заклание". Вот почему все измышления о "заговорах" командармов и комдивов - не более чем бред воспаленной фантазии большевистских сатрапов. Не может безвольный человек противостоять режиму!

"Так называемая "февральская революция" выплеснула на улицы российских городов грубость, дерзость, зловещие митинги, разрушение порядка; застреленных собак, валяющихся на кучах снега; потерявших выправку солдат, шатающихся толпами; вооруженных людей с разбойничьими лицами. Непрестанное звучание слова "Свобода" оправдывало любую низость".

Почти все это, с небольшими вариациями и поправками на эпоху, повторилось снова с началом перестройки. Этой "февральской революции" конца двадцатого века.

"Октябрьская революция" в Москве началась с перестрелки, когда горстка обреченных на смерть юнкеров оказала сопротивление бунтовщикам, обстрелявшим из пушек Кремль. Остальные "достойные сыны Отечества", переодевшись в штатское, отсиживались и охраняли подъезды своих домов, играли в преферанс, попивая какао". А из окон, ворот, подворотен на все эти события глядела, притаясь, прочая дребедень.

"Вслед за этим позором, как из рога изобилия, посыпались обыски, облавы, аресты, расстрелы, экспроприации. Тюрьмы были переполнены. Началась разруха, голод, холод в неотапливаемых жилищах; грабежи, эпидемии, смерть людей на улицах, продажа на базарах пирожков из человеческого мяса; превращение храмов в стойла для лошадей; издевательства, бесчестие, бесправие, принудительный труд, произвол преступников, подавление протестов силой оружия и руками иностранных наймитов, закабаление населения, погром религии".

Увы! Многое, очень многое сегодня снова повторяется. Разве что нет пирожков с человеческим мясом, зато сколько собак пошло на шашлыки!

...А в это время регулярные немецкие части на попутных поездах, без всяких помех, с пересадками, не спеша, в феврале добрались до Пскова.

Но большевики отлично знали: немцы в Петроград не войдут! Большевикам, до подписания договора с немцами, нужно было показать рабочим Европы, что они вынуждены "пойти на мировую" под штыками враждебной им Германии. Вот для чего они толкнули немцев начать военные действия! Красная гвардия разбежалась. И все эти повествования о том, как наступление немцев под Псковом было остановлено красногвардейцами - не более чем "красивая" сказка.

"В Петрограде немцев ждали! "Вот немец придет - наведет порядок", - часто слышалось в эти дни на улицах города. Ленин просит мира. Наступающие немцы предъявляют тягчайшие и позорные для России условия. После бесконечных дискуссий Ленин уговаривает ЦК заключить мир любой ценой. В итоге Россия потеряла Прибалтику, Украину, Кавказ и другие территории. 400 000 квадратных километров территории и 60 миллионов подданных растерзанной Великой империи оказались в руках немцев и их союзников". (Э.Радзинский, "Сталин", стр. 140-145).

"С тех пор у населения сохранилось впечатление о Ленине и Троцком как о маньяках, не понимающих жизни; дилетантах во всех вопросах, кроме насилия и угнетения; наглых обманщиках, ненавистниках России; ярых безбожниках".

"Против оставшихся в России мыслящих людей, которых еще не вывели в расход сразу после 1917 года, была запущена машина террора. Они замолкали, исчезали; те, кто моложе, перекрашивались".

"И на Церковь были обрушены страшные гонения. В результате власти добились отхода от нее многих людей и стали насаждать безбожие. В топках котлов сжигали целые библиотеки, хотя теперь об этом забыли. За хранение книг безобидного философа Владимира Соловьева отправляли на Соловки; зато всех накачивали политграмотой и вредоносным вздором в атмосфере предательства и тотального сыска.

В страшном 1928 году в Москве был организован погром, одновременно ломали сотни церквей. Например, в районе теперешнего американского посольства в то время были следующие церкви: Иоанна Предтечи на углу бывшего Кречетниковского переулка; Казанской Богоматери; Покрова с необыкновенной архитектурой; старинный храм (кажется, пятнадцатого века) на бывшем Новинском бульваре; Девяти мучеников; Иоанна Предтечи на Пресне. Кроме двух последних, все церкви снесли, церковь Мучеников разгромили, церковь Предтечи оставили действовать. В полукилометре от американского посольства на бывшей Кудринской площади и в одном из особняков на Никитской улице были две домовые церкви. Они были закрыты и перестроены в начале двадцатых годов".

Даже зодчий оттепели Н.С. Хрущев внес в разрушение церквей свою лепту: практически все станции московского метро, что в пределах Садового кольца, построены на местах существовавших храмов. Храмы сносили и строили станции метро. А совсем недавно для строительства башен Министерства внутренних дел Российской Федерации и Центрального Банка РФ был снесены строения уникального храма с редкими нефритовыми колоннами необычайной красоты. Видимо, понадобились огромные подвалы, что находились под ним.

"Знаменитую и высокочтимую народом часовню Иверской Божьей Матери у Красной площади, в те годы даже сами чекисты побоялись ломать днем. И напрасно - все равно некому было вступиться. В 1931 году снесли Храм Христа Спасителя - памятник Отечественной войны 1812 года".

В том же году началась коллективизация в деревне.

"Со времен Аттилы и Чингисхана мир не был свидетелем подобного людоедства, зверства, тупой не рассуждающей жестокости в столь колоссальных размерах".

"Расстреляно, замучено, уморено голодом, погибло от эпидемий с 1917 года до 1921 без малого 12 (двенадцать) миллионов человек; умерло от голода в Поволжье и в других местах в 1922-23 годах 13 (тринадцать) миллионов человек; с 1922 по 1928 год уничтожено сословий, церковников и духовенства более 3 (трех) миллионов человек". (Isaac Don Levin "Gulag" Slavery, inc. 1951).

"Официально сообщалось, что кулаков было 5% от населения страны. Если оставить этот процент только для погибших и считать его минимальным (так как не все кулаки были уничтожены, но зато, "по политическим соображениям" и по причине сведения личных счетов было захвачено немалое количество подводимых к кулакам несогласных середняков), то погибших "подкулачников" было значительно больше, чем оставшихся в живых кулаков. Если теперь помножить процент кулаков на 180 (сто восемьдесят) миллионов (тогдашнее население СССР), мы получим цифру в 9 (девять) миллионов погибших кулаков и подкулачников".

"После уничтожения так называемых кулаков во время коллективизации (1929 - 1933 годы) было специально организовано истребление голодной смертью жителей ряда областей Украины, Кубани, Дона, Казахстана. Только на Украине погибло более 7 (семи) миллионов человек. Всего же число погибших за указанный период превышало 16 (шестнадцать) миллионов. Сюда входят и погибшие в местах заключения с 1929 по 1933 годы".

Смерть от пули не идет ни в какое сравнение с тем, что пришлось пережить многим миллионам погибших от голода. Такая казнь - верх садизма, людоедства, лицемерия. Но в истории уже были такие примеры: монголы, Иван Грозный...

"Цвет крестьянства вывозили из родных деревень, погружали вместо скота в "телячьи" неотапливаемые вагоны, не разрешали почти ничего с собой брать. В дороге их часто не поили и не кормили. Красные составы ревом оглашали станционные пути: "Пить! Пить!". И эхо разносило этот рев по округе".

"В первую очередь гибли дети. Мужчин часто отделяли и сажали в лагеря. Тогда их семьи быстро погибали. Некоторым удавалось зацепиться за землю, вырыть землянки, чудом раздобыть пищу, весной обработать делянку. Но появлялись чекисты и всех уводили дальше на Север".

Крестьян-сибиряков гнали на Север деревнями, родами, семьями, многие вынуждены были идти "добровольно". Их бросали в безлюдном месте. Скарлатина, дизентерия, тиф и мороз делали свое черное дело. Сколько их лежит на кладбищах и просто в тундре от Красноярска до Туруханска, от Туруханска до Норильска, на Колыме, в Мордовии? Где-то там лежат и мои сестры, умершие маленькими детьми в той страшной ссылке 1929 года.

А что мы знаем и помним о тайшетских лагерях? О лагерях на Дальнем Востоке, на Колыме и БАМе? Кто сейчас помнит и знает об этом? Люди доброй воли! Рассказывайте о пережитом! Пусть внуки помнят, кто они своими корнями и откуда.

"Спаслись единицы - те, кто бежал или скрывался. В областях, осужденных Сталиным на голодную смерть, творилось что-то адское: целые семьи вымирали; матери пожирали детей; дотащившихся до железнодорожных станций пристреливали за саботаж коллективизации.

Мыслящих же людей взяли под особое наблюдение и оказывали на них устрашающее воздействие. Преследовали одну цель: запугать мыслящую часть общества и полностью нейтрализовать ее влияние.

Параллельно с основной задачей - добивание основ Святой Руси - непрерывно наносили удары по всем слоям образованных людей и, в первую очередь, по инженерному сословию, наиболее тогда сильному и сохранившемуся, по учителям и врачам".

# # #

Учительство окончательно раздавили в 1936 году, когда было принято специальное постановление ЦК ВКП(б) "О педологических извращениях". Генетику и кибернетику на таком уровне не запрещали, но громили на ведомственном уровне - силами "коллег".

"При Советской власти учителя впервые бастовали в 1918 году. Тогда учителя России выступили против декрета Наркомпроса, которым, во-первых, отменялись отметки и экзамены под угрозой "суда революционного трибунала учащегося и трудящегося пролетариата"; во-вторых, против заявления новой власти: "Мы не будем здесь отвечать на вопрос, что дала русская интеллигенция в её целом своему народу - она ничего не дала и дать не могла".

С несогласными боролись самым решительным образом. Имели место случаи ареста педсоветов вооруженными рабочими и солдатскими депутатами при участии представителей диктатуры ученического пролетариата внутри школы.

П. Косс
Продолжение следует