Газета «РИСК»
Постоянный адрес страницы: http://risk-inform.ru/article_3755.html
№4 за 23 апреля 2013 года

Творчество читателей

Гулливер в стране Нарут

Пятое путешествие

Окончание. Начало в №1-3.

Директор посмотрела на меня, как на ненормального. Я не выдержал её взгляда и поспешно спросил:

– Скажите, а какие дисциплины изучаются в вашей школе. В Бробдингнегге изучают только мораль, историю, поэзию и математику.

– Всё это изучается и у нас, но мы даём ребятам основы всех наук. Физика, химия, биология, анатомия, искусство – всё это обязательные предметы в школе. Вы что же не прошли школьного курса?

– Я учился в колледже Иманъюела в Кембридже...

Тут Сир ткнул меня в бок уже основательно и поспешно заговорил:

– Богатые граждане и у нас имеют возможность отправить своих детей учиться в Англию или в какое-нибудь другое государство. Но большинство предпочитает учиться у себя на родине. У нас прекрасные учителя. У нас только экзамены ввели какие-то странные. ЕГЭ называется. Людмила Алексеевна поясните, пожалуйста, гостю, что это за штука. Он издалека приехал. У них таких экзаменов ещё нет.

– Это, так называемый тестовый экзамен. Ребятам задаётся на карточке особого типа несколько ответов на вопрос, они должны выбрать правильный. За это начисляются баллы.

Я выпучил глаза, ничего не понимая. Людмила Алексеевна пояснила:

– Вот например вопрос: «На каком корабле Гулливер совершил своё первое плавание?» И даются названия кораблей: «Добрая Надежда», «Ласточка». «Амбоина», «Адвенчюрер». Ну, скажите – на каком?

– Ничего сложного: после возвращения из Лейдена я с помощью моего доброго учителя мистера Бетса устроился хирургом на судне «Ласточка».

Тут Сир-Об пребольно и незаметно для директора ущипнул меня за бок. Людмила Алексеевна хитро улыбнулась и сказала:

– За этот ответ вы получите высший балл.

– И что, ничего больше знать не надо и рассказывать о беспримерных приключениях Гулливера ни к чему?

– По крайней мере, станет ясно: читал ученик книгу или нет.

– Но ведь главное в книге не это. На «Ласточке» начал я свои морские приключения или на «Доброй Надежде» – не в этом суть! Главное – как мой отец-создатель Свифт через меня относился к современной политике. Разве можно с помощью тестов передать ужас короля великанов, когда я рассказал ему о новейших изобретениях в области военной техники. Помните это место в книге: «Он был поражён, как может такое бессильное и ничтожное население... не только питать бесчеловечные мысли, но и до того свыкнуться с ними, что его совершенно не трогают сцены кровопролития и опустошения и изображения действий этих разрушительных машин». Вот ведь в чём суть моих рассказов, а не в том на каком корабле я отправился в то или иное путешествие.

– Так думаем и мы, учителя. Но мы – чиновники, и вынуждены подчиняться правилам, которые выдумывают господа вундеркинды в наших министерствах. Они не были учителями в школах, зато выезжали в разные Америки и набрались там, как они говорят, передовых инноваций в педагогике.

Получив разрешение директора на посещение класса Клавдии Васильевны, я с Сир-Обом отправился туда. Начальные классы занимались в другом здании. Был тёплый осенний день, и ребятишки на перемене высыпали на улицу. Увидев меня, они дружно закричали:

– Гулливер! К нам Гулливер приехал!

Детей не обманешь, хотя Клавдия Васильевна строго сказала:

– Успокойтесь, дети! К нам пришёл артист.

Она взяла меня за руку и поспешно ввела в свой класс. Дети вошли за нами и стали возле своих парт. Наступила удивительная тишина. После разрешения, все тихо сели за парты и положили руки на их столешницы. Девочки, мальчики впились в меня глазами.

– Ребята, сейчас перед вами будет говорить замечательный артист. Вы можете задать ему вопросы. Поприветствуем его.

Дети захлопали в ладоши, а потом посыпались, как из рога изобилия вопросы. Они начинались все с моего подлинного имени Гулливер. «Гулливер, Гулливер» слышалось из всех уголков класса. Нет, детей не обманешь. Они сразу признали во мне настоящего Гулливера.

По просьбе ребятишек, я рассказал им о путешествии в Лилипутию. При этом я положил на учительский стол кортик, который лилипутские чиновники назвали мечом, и пистолет, который те же чиновники окрестили машиной из железа и дерева, вспомнил, как император приказал мне продемонстрировать стрельбу из пистолета и какой переполох вызвал мой выстрел в столице Лилипутии.

Давно я не испытывал такой радости, как от общения с этими маленькими жителями славного государства Нарут. Клавдия Васильевна достала из шкафа, набитого книгами, пересказ для детей «Путешествия Гулливера» и подписала на обороте обложки: «Замечательному актёру Гулливеру от учеников 2-го класса «Б». Затем передала книгу ученикам и каждый старательно выписал под её подписью свою фамилию. Я бережно принял из рук ребят свою книгу, подписанную для меня славной ребятнёй.

– Приходи к нам ещё, Гулливер! – кричали ребята, когда я выходил из их класса. Звонок с урока раздался за нашей спиной. Мы поспешно вышли на улицу, чтобы дети других классов не задержали нас.

– Ну, вот, – сказал я Сир-Обу, – а ты толкал меня в бока и даже щипал. Всё равно для детей я истинный Лемюэль Гулливер и никто больше.

Клавдия Васильевна, вернувшись с уроков, рассказала, какое впечатление произвёл я на детей. Все занятия они только и говорили обо мне и ни о чём другом слушать не желали. Очень просили, чтобы она снова привела в класс Гулливера, чтоб о великанах рассказал.

Послесловие переводчика

На этом заканчивается рукопись, неведомым путём попавшая в мои руки. Думается, что Гулливер не всё ещё рассказал Свифту о том, что он видел в Нарутии. Я жду, когда снова увижу их во сне, Гулливера и его создателя, и на моей кровати окажется продолжение интересных рассказов Лемюэля о его пребывании в знаменитой стране. Ждут его и дети Клавдии Васильевны, первоклассники, которые в отличие от взрослых сразу узнали и признали Гулливера Гулливером. Они чуть ли не каждый день спрашивают учительницу: «А когда к нам снова придет Гулливер. Он ведь обещал нам рассказать о пребывании в стране великанов». Клавдия Васильевна лишь вздыхает: улетел Гулливер со своим приятелем Вильямом Робинсоном Младшим на родину.

Случилось это так. Сир-Об (попросту Борис, ведь в Нарутии часто слова произносят сзаду наперёд): познакомил Гулливера с модными теперь мобильными телефонами и даже подарил свой старый аппарат (для себя он приобрёл новейший, начальству не солидно говорить по старому телефончику). Гулливер быстро освоил неведомую ему технику и каким-то образом связался с Робинсом (Робинсон Младший приобрёл аппарат ещё в Англии). Борис провожал своего знаменитого друга чуть ли не со слезами. Ночью они пришли на центральную площадь. Небо озарилось ослепительным светом. Ракета-самолёт на мгновение приземлилась возле памятника, Гулливера втащили в люк, и путешественники исчезли за облаками.

Я всё ещё жду продолжения рассказов Лемюэля Гулливера.

Ю. Некрасов, переводчик.
Туран, 2013 г.