Газета «РИСК»
Постоянный адрес страницы: http://risk-inform.ru/article_3179.html
№4 за 3 июля 2012 года

Взгляд из юрты

Размышления о сувенирной демократии
(день Сурка)

Предположение

Люди стремятся жить свободно в составе сообществ, организованных на справедливых началах. Для большинства в определенном социальном масштабе таковыми сообществами являются нации, для меньшинства – так называемая «элита». Достоинство свободного человека требует, чтобы нация, к которой он относит себя, была также свободна в справедливо устроенном мире. Понятие достоинства для «элиты» напрямую соотносится с целесообразностью и прямой выгодой.

Высшая власть народа (демократия) призвана в идеале соответствовать стремлениям и требованиям большинства на всех уровнях гражданской активности – от индивидуального до национального.

Независимая от большинства власть – «сувенирная» демократия – соответствует устремлениям так называемой «элиты». Она утверждает принципы правления в эпоху сверхконтроля за СМИ и средствами коммуникации. Отрицая какую-либо идеологию, она технологична. Здесь, в России, ей предстоит обратить в свою пользу мощь глобализации, обеспечивая неукоснительное выполнение всех этапов Хьюстонского проекта; создать новое общество, новую экономику, новую армию, новую веру.

§ 1. Определение

Рассуждение о суверенной от народа демократии (сувенирной демократии) не совсем отвечает положениям Конституции России, согласно которым: во-первых, «носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ»; во-вторых, «никто не может присваивать власть в Российской Федерации».

Таким образом, допустимо определить «сувенирную» демократию как образ политической жизни общества, при котором власти, их органы и действия выбираются, формируются и направляются исключительно «элитой» во всем ее многообразии и целостности ради достижения её материального благосостояния, свободы и обеспечения «справедливой» власти над всеми остальными гражданами и социальными группами.

§ 2. Дополнение

Краткими определениями «сувенирной» демократии уже не способны служить почти буквальные переводы этого термина на старомодный («самодержавие народа») и современный («правление свободных людей») русский.

Обозначаемая этим термином сумма технологий также реализуется некоторыми нероссийскими нациями, которые неустанно навязывают этот образ всему остальному «недемократическому» миру. Данные технологии исходят из представления о единственно верном правильном мироустройстве, с которым все остальные просто обязаны считаться.

§ 3. Возражение

Возразить крикливым интеллектуалам нетрудно. Достаточно напомнить, что «сувенирная» демократия отнюдь не доморощенная затея. Напротив – этот набор технологий давно изобретен и опробован в странах Старого и Нового Света, со времен «перестройки» успешно применяемый на российских просторах. Серьезные критики указывают, что демократия не нуждается в определениях, она либо наличествует, либо отсутствует. Между тем, давно и точно замечено: демократия не факт, а процесс, затрагивающий самые разные области жизни людей. И процесс этот «пошел» не пять минут назад.

Перенос ударения на отдельные составляющие демократического процесса (по мнению некоторых «элитных» политтехнологов) неизбежен и необходим в каждой новой точке исторического пространства-времени. В каждом новом контексте перманентного соперничества людей и доктрин.

§ 4. Контекст

Американцы инициировали грандиозную «демократизацию» жизненного уклада России, а также множества находившихся на орбите её политического и культурного влияния народов. Предприятие это, движимое тонким и дальним расчетом, отягощенное чудовищными жертвами, стало, вместе с тем, самым многообещающим актом управляемой глобализации.

Необратимое усложнение механизмов человеческой экспансии (так называемый прогресс) привело к пересмотру стратегии участия России в гонке государственных, экономических и пропагандистских машин. Дизайн последних социальных моделей явно направлен к сверхцентрализации всех доступных политических и материальных ресурсов, созданию видимости легитимности политических режимов, росту роли информационного «зомбирования» большинства, опутыванию властных иерархий саморегулируемыми сетями (коррупцией), короче – к так называемой «сувенирной» демократии.

Рядовой обыватель не видит особой разницы между вселенской бюрократией, всемирным халифатом и всеядной мафией. Любая чрезмерная централизация материальных средств тотального контроля и уничтожения, тотального производства и потребления, тотального манипулирования и коррупции формирует тотальную (тоталитарную) власть. А значит – непоправимую несправедливость и несвободу. Эти издержки «сувенирной» демократии изрядно портят антураж, в связи с чем приходится иногда этот антураж ретушировать, но менять саму суть – никогда.

§ 5. Ударение

Военно-полицейский аспект «сувенирной» демократии часто проявляется сверх всякой меры, принимая крайние формы неистового администрирования, избирательного правоприменения и расширенного понимания функций силовых ведомств. Понимание же свободы как конкурентоспособности открытого общества – начало конца «сувенирной» демократии.

«Сувенирная» демократия наша – фактически ровесница нового века, свежий продукт трагической трансформации через социализм и олигархию. Дело для многих всё ещё непривычное, поскольку никогда прежде наше государство так откровенно не плевало на права своих граждан.

Поддерживать видимость легитимности без ущерба для имиджа «сувенирной» демократии и быть открытыми – задача для начинающих нетривиальная.

И вот – несмотря на то, что прилагательные теперь под подозрением, ударение всё-таки будет поставлено: «сувенирная».

Арат любопытный
(по материалам интернета)
Продолжение следует.