Судебная хроника

ПРОКУРОР ОТКАЗАЛСЯ
ОТВЕЧАТЬ ПЕРЕД СУДОМ 

В Кызылском городском суде рассмотрено необычное дело. Действия прокурора республики В.Кизикина обжаловал редактор газеты «РИСК» Ю.Бакулин.

Как мы уже сообщали ранее, прокурор, с подачи некоторых не очень квалифицированных подчиненных, решил вмешаться в профессиональную деятельность средства массовой информации и направил редактору представление, в котором указал на якобы имевшие место искажения информации при освещении рассмотрения в суде нашумевшего уголовного дела по обвинению директора Энергосбыта «Тываэнерго» И.Денисова в незаконном отключении от электроснабжения ряда школ столицы республики, и посоветовал отказаться от «подобных действий», не преминув пригрозить административной и даже уголовной ответственностью.

Так как представление являло собой не только ярчайший образец надуманности, но и было очевидным вмешательством в профессиональную деятельность редактора, поэтому было принято решение перенести дискуссию по этому вопросу в зал судебного заседания.

Увы, не получилось! Интересы блюстителя закона на этот раз представляла некая У.Ойдуп. Интересная дама с порога заявила, что прокуратура не является органом государственной власти, а действия прокурора не могут быть обжалованы в порядке гражданского судопроизводства. Так в своё время жена Цезаря была объявлена вне всяких подозрений. Но это было в те далёкие времена, когда в помине не было никаких конституций, а правоотношения регулировались императорскими рескриптами.

Начинающему судье Ю.Некрасовой было трудно скрыть свою растерянность перед неожиданным демаршем, и после длительного совещания с совестью и интеллектом она решила согласиться с мнением ответчика.

Похоже, ей об этом ещё придется пожалеть!

Как широко известно, принятая в 1993 году Конституция России имеет прямое действие. Её нормы не могут быть «подправлены» никакими другими законами и толкованиями.

В части второй статьи 46 Конституции недвусмысленно указано, что «Решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд».

Тут ясно выражена воля законодателя поставить под судебный контроль не только действия любого чиновника, но и решения коллегиальных органов.

Почему же судья Некрасова решила вывести прокуратуру из-под судебного контроля? Вот ход её нестройных размышлений: в статье 254 ГПК РФ сказано, что гражданин, организация вправе оспорить в суде решение, действие (бездействие) органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего, если считают, что нарушены их права и свободы, но прокуратура органом власти не является, потому что не относится ни к законодательной, ни к исполнительной, ни к судебной ветвям, а потому и действия прокурора в порядке гражданского судопроизводства обжаловать нельзя.

Поистине новое слово в юриспруденции! Не так давно другой судья пришел к выводу, что тувинское правительство не является юридическим лицом. Мы думали, что наше родное правительство – юридическое лицо, а оно оказалось совсем другим местом. Но тут хотя бы внешнее сходство есть. А как же с прокуратурой? Обыски чинить, сажать на нары и рассылать угрозы от имени государства властные полномочия у прокурора есть, а доказывать в суде законность и обоснованность своих проступков ему не нужно. Все перед судом равны – от президента до дворника, исключая прокурора! У него вроде бы как лицензия на хамство.

А между тем в той же Конституции ст.129, посвященная прокуратуре, находится в главе 7, которая называется «Судебная власть». И должностным лицом прокурор является. Это уж абсолютно бесспорно!

Наконец, статья 134 ГПК РФ, на которую сослалась судья Некрасова, вынося свое историческое решение, не оставляет никаких сомнений: «заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку заявление рассматривается и разрешается в ином судебном порядке». Нет ни для кого и никаких исключений. Все равны перед судом, и прокурор тоже.

Принесена кассационная жалоба. Продолжение следует.

Отдел по борьбе за законность в судах