О главном

СВЕРХУПОЛНОМОЧЕННЫЙ ПРЕЗИДЕНТ
Хорошо ли это? 

Институт президентства для России в историческом контексте является новым и находится в стадии становления. Наличие сильной исполнительной власти в стране с огромной территорией, сложным этническим и конфессиональным составом населения действительно необходимо. Это соответствует российскому менталитету, сформированному в условиях авторитаризма неограниченной монархии и однопартийного вождизма.

Современные структуры власти Российской Федерации были оформлены после государственного переворота в октябре 1993 года. Победившая сторона продиктовала свой вариант Конституции, предусматривающий почти абсолютную свободу действий президента, который, по мнению многих исследователей, стал практически никому не подконтролен и неподотчетен. Вместе с тем, с оглядкой на мнение либерального Запада, основами конституционного строя РФ было установлено, что Россия – демократическое федеративное правовое государство, высшей ценностью объявлены человек, его права и свободы, а государство обязано создать условия для достойной жизни и свободного развития человека. Таким образом, Конституция должна обеспечить не только возможность эффективного управления, но и гарантии от произвола отдельных личностей и разного рода организаций.

Насколько это важно, понятно особенно сейчас, когда после перехлестов демократии страна переживает определенный откат в сторону авторитаризма.

Последними выборами в Госдуму сформирована нижняя палата парламента с подавляющим представительством политической партии, программа которой состоит из одного пункта: «выполнение указаний президента». А этот президент допускает в своих официальных выступлениях выражения вроде «мочить в сортире», «замучаетесь пыль в судах глотать» и т.п.

Способна ли действующая Конституция, даже при условии ее соблюдения, обеспечить стране демократический путь развития?

Есть определенные сомнения, повод для которых заложен в тексте Конституции.

Мировой практикой государственного строительства в качестве гарантии от сползания к деспотизму выработан принцип разделения властей. Статьей 10 Конституции РФ закреплено, что государственная власть осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Там же содержится декларация о том, что органы законодательной, исполнительной и судебной властей самостоятельны. Но уже в следующей статье можно прочитать, что государственную власть в РФ осуществляют Президент, Федеральное собрание, Правительство и суды. (Причем суды прописаны с маленькой буквы!) К какой же ветви власти отнести Президента, если всего по Конституции их три? Высказывается соображение, что он возглавляет исполнительную власть. Тогда нужно было ограничиться констатацией этого факта, а статус и полномочия изложить в главе 6 Конституции – «Правительство Российской Федерации». Однако Конституция содержит специальную главу «Президент Российской Федерации» (гл.4), которая следует сразу после главы «Федеративное устройство». Таким образом, подчеркивается главенствующая роль этого института. Более того, именно президент определяет «основные направления внутренней и внешней политики государства». Его произвол здесь ограничен только Конституцией и федеральными законами (ст.80). Трудно назвать это ограничениями, если Конституция содержит только самые общие положения, а законодательный орган, учитывая нынешний персональный состав Госдумы и новый порядок формирования Совета Федерации, полностью ему подконтролен.

Первые следствия этому мы уже имеем. Уже почти решено дать право соответствующим органам задерживать без предъявления обвинения до 30 суток, если есть подозрения в терроризме. Формальные основание для такого подозрения может дать факт обнаружения патрона в кармане. Как этот патрон может оказаться в кармане подозреваемого, общество поняло по громкому делу «милицейских оборотней».

Вряд ли стоит в нынешних условиях переоценивать возможности судебной власти. Даже комментаторы Конституции отмечают, что «защищая права и свободы человека и гражданина, Президент в своей деятельности опирается на Правительство РФ, которое в силу Конституции обязано осуществлять меры по обеспечению прав и свобод граждан, а также на специализированные органы – федеральные суды, прокуратуру, правоохранительные органы, общественные объединения» (Постатейный комментарий к Конституции Российской Федерации под общ. ред. В.Д. Карповича).

Зависимость прокуратуры от главы государства уже как-то особо и не оспаривается, хотя в Конституции статья о ней находится в главе «Судебная власть» (ст. 129). Более того, высказывается мнение о необходимости ее прямого подчинения президенту. Но как можно «опираться» на судебную ветвь власти, которая конституционно признана равноправной и независимой?

Видимо, таким образом авторы констатировали реальное положение, а не предписание закона.

Неоднозначно оцениваются соотношения Президента и Правительства. Исполнительную власть осуществляет Правительство (ст.110), Председатель правительства определяет основные направления его деятельности и организует работу (ст.113), но не только в соответствии федеральными законами, но и указами Президента. Если назначение Председателя Правительства и его членов обставлены довольно сложной процедурой, то отставка практически никак не регламентирована. Это может быть просто следствием личной обиды, дурного расположения духа Президента и никак не связано с результатами работы. Тому множество примеров из практики президента Б.Ельцина. Напоминает внесудебную расправу и отставка М.Касьянова.

Таким образом, получается, что прерогатива принятия важнейших решений принадлежит Президенту, а ответственность за провалы на деле несет Председатель Правительства.

Думается, есть основания более точно определить место Президента в политической системе государства. Необходимо либо возложить на него обязанность возглавлять исполнительную власть и нести персональную ответственность за результаты работы, либо оставить только представительские функции, а Правительство формировать на основе волеизъявления парламентского большинства.

Сергей ГОРЕВ