Узаконим беззаконие?

У ТУВЫ БУДЕТ БЕСПРАВНЫЙ
ЗАЩИТНИК ПРАВ ЧЕЛОВЕКА? 

В Туве, согласно принятой Конституции, еще в 2001 году должен был появиться новый правозащитный институт Уполномоченного по правам человека. Депутаты Законодательной палаты разработали и приняли закон, регулирующий деятельность республиканского Омбудсмана (как традиционно называется Уполномоченный), но на сегодняшний день закон возвращен главой правительства республики с рядом дополнений. Шериг-оол Ооржак отклонил принятый депутатами Закон «Об Уполномоченном по правам человека в РТ», ссылаясь на необходимость внесения в него следующих изменений.

Согласно п.2 ч.3 ст.16 указанного Закона, при проведении проверки Уполномоченный по правам человека вправе запрашивать и получать от государственных органов, органов местного самоуправления и должностных лиц документы и материалы, необходимые для рассмотрения жалобы. Главой правительства внесена поправка: «За исключением сведений, к которым могут быть отнесены материалы уголовных дел, не завершенных производством, а также данные предварительного расследования, не подлежащие разглашению».

В соответствии с п.3 ч.3 ст.16 Уполномоченный вправе получать объяснения должностных лиц государственных органов, органов местного самоуправления, муниципальных служащих, за исключением судей, по вопросам, подлежащим выяснению в ходе рассмотрения жалобы. Внесенная поправка расширяет список этих лиц и запрещает Уполномоченному получать объяснения еще и с прокуроров, следователей, а также сотрудников органов Федеральной службы безопасности «по вопросам, подлежащим выяснению в ходе рассмотрения жалобы».

По вопросам своей деятельности (п.5 ч.3 ст.16) Уполномоченный пользуется правом безотлагательного приема руководителями и другими должностными лицами органов государственной власти, расположенных на территории РТ, органов местного самоуправления и организаций, независимо от организационно-правовых форм и форм собственности, руководителями общественных объединений, лицами начальствующего состава воинских формирований, администрацией мест принудительного содержания. Поправка главы правительства исключает слово «безотлагательный» со ссылкой на то, что данная норма противоречит ч.1 ст.19 Конституции РФ устанавливающей, что все равны перед законом и судом.

Должностные лица государственных органов и органов местного самоуправления обязаны (ч.1 ст.19 Закона) бесплатно и беспрепятственно предоставлять Уполномоченному материалы и документы, иную информацию, необходимую для осуществления его полномочий. Согласно поправки слова «бесплатно и беспрепятственно» исключаются из текста закона со ссылкой, что «данная норма противоречит Федеральному закону, в частности, ст.8 ФЗ от 21 июля 1997г. №122 ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», в которой определено, что информация о зарегистрированных правах на объекты недвижимого имущества предоставляется за плату, если иное не установлено законом».

Кроме того, глава тувинского правительства настаивает на том, что предоставленные Уполномоченному Российской Федерации преимущества по правам перед другими лицами не могут распространяться на тувинского Уполномоченного.

Депутаты, рассмотрев на заседании Комитета таблицу поправок, согласились со всеми, за исключением последней, касающейся бесплатного и беспрепятственного предоставления информации Уполномоченному.

Лишенный всех прав, гарантирующих независимость и неподкупность, Уполномоченный по правам человека в тувинском варианте закона об Омбудсмане, предстанет как обычный бесправный гражданин, которому ни один чиновник, представляющий государственную власть, ничем не обязан.

Суть деятельности Уполномоченного-Омбудсмана состоит как раз в том, что государство наделяет его исключительными правами по защите от собственного произвола, творимого чиновниками. Омбудсман даже переводится как «народный защитник».

К примеру, Уполномоченные по правам человека в парламенте Литвы представлены, как «Контролёры Сейма Литвы». Литовский парламент назначает не одного, а пять (!) Омбудсманов, работающих сообща, но по разным направлениям.

Кроме того, за последний год появились два новых Омбудсмана: по правам детей и по гендерному равноправию. Каждый из Омбудсманов имеет в своем распоряжении четырех юристов-экспертов. По мнению литовских правозащитников, задача Омбудсмана – подсказать, что необходимо сделать, чтобы государство было здоровым. Главные проблемы, с которыми обращаются граждане Литвы к своим Контролерам, – возвращение собственности и нарушения прав человека в местах лишения свободы.

Деятельность российских Омбудсманов имеет другую специфику. Например, анализ работы саратовского Уполномоченного по правам человека за 2001г. (по публикуемому ежегодному Докладу о ситуации по правам человека) показывает, что к Уполномоченному поступали жалобы связанные с нарушением предусмотренного ст.40 Конституции права на жилище; с нарушением права на судебную защиту (неисполнение судебных решений по взысканию детских пособий, зарплаты); на нарушение ст.41 Конституции РФ с реализацией прав на охрану здоровья (жалобы на недоступность бесплатных медицинских услуг в государственных учреждениях здравоохранения). Чаще всего жалобы связаны с экономическими, социальными проблемами, низким уровнем жизни.

В России, по мнению аналитиков, из 5 возможных, чаще всего устанавливаются три модели становления института Уполномоченного по правам человека: трансформации, имитации, отторжения.

Тува, судя по всему, перенимает модель имитации. Ярким примером имитации (по мнению аналитиков Центра «Стратегия», ведущего исследования) можно назвать институт Омбудсмана в Узбекистане. Дочь бывшего главы республики Рашидова, избранная Уполномоченным по правам человека, создала все необходимые атрибуты института, вплоть до веб-сайта, но о реальном влиянии узбекского Омбудсмана на ситуацию по охране прав граждан говорить не приходится, считают специалисты.

Судьба тувинского конституционного закона «Об Уполномоченном по правам человека в РТ» станет известна после сессии Законодательной палаты 24 марта.

Саяна Монгуш