Газета РИСК
 Логин: Пароль:

   Регистрация
   Забыли пароль?
   Помощь
   Главная
Свежий
номер
 Архив
Архив
газеты
 Новости
События
в Туве
 Объявления
Куплю /
Продам
 Опросы
Наши вопросы,
ваши ответы
 Форум
Дискуссии,
обсуждения

Сообщение для всех: "Если у вас имеются проблемы с работой сайта risk-inform.ru, попробуйте воспользоваться сайтами http://risk-inform.com, http://riskinform.livejournal.com или http://vk.com/risk_inform"

pix
Навигация
Случайное фото
Памятник первым русским учителям Тувы. Раздел: Родной край
Комментариев: 34
Погода
Кто на сайте
Вы Анонимный пользователь. Вы можете зарегистрироваться, нажав здесь.
Anonymous Гостей: 75
User Пользователей: 0

Связь установлена risk-inform.com
Anonymous Гостей: 35
User Пользователей: 0
вКонтакте
Твиттер



   
 
Версия для печати A- | A | A+ 12pt

№4, 26 января 2016 года.


Сергей Алексашенко

Сергей Алексашенко: «Никакого дна пока не видно»

Российская экономика катится под откос. Наиболее наглядно это демонстрирует динамика курса рубля, который продолжает свое безостановочное падение по отношению к доллару и евро. Ничего хорошего не сулят прогнозы как российских экономических ведомств, так и международных финансовых организаций: спад ВВП будет продолжаться, бюджетный дефицит – нарастать, инфляция – давить на кошельки, уровень жизни – снижаться. Причины и следствия процессов, происходящих в настоящий момент в отечественной экономике, мы обсудили с известным экономистом, в прошлом – замминистра финансов и первым зампредом Центробанка Сергеем Алексашенко.

– Спад ВВП по итогам года, согласно предварительным данным, – 3,8-3,9%. Могло быть хуже или хуже уже некуда?

– Спад почти на 4% ВВП – это очень много. Если мы посмотрим на сложные ситуации в развитых экономиках, не считая последнего глобального кризиса, там спад обычно не превышает 0,5-1%. С другой стороны, в 2008-2009 годах падение российской экономики от пика до дна составило 10%. Правительство говорит, что и сейчас могло быть хуже. Действительно, могло, но надо понимать, что нынешние минус 3,8% получились в условиях, как это ни странно звучит, благоприятной внешней конъюнктуры. Да, цены на нефть снизились, но спрос на российское сырье – нет. Весь спад в экономике пришелся на долю внутренних факторов, в первую очередь пострадало население. В 2008-м экономика рухнула на 10%, а потребление населения сократилось на 4%. А сейчас – ровно наоборот. Поэтому нынешний кризис гораздо тяжелее, чувствительнее именно для граждан.

– Можно ли было избежать такого спада, и что для этого надо было делать?

– Замедление российской экономики, вообще-то говоря, началось не в прошлом году, и даже не в позапрошлом, а раньше. Устойчивое замедление идет с середины 2012 года. В первой половине 2014-го, когда цены на нефть были выше 100 долларов, экономика росла со скоростью 0,7%. Поэтому я считаю, что спада в принципе избежать было нельзя. Он был объективно обусловлен – в первую очередь тем, что российский бизнес стал сокращать свои инвестиции. А без инвестиций экономика расти не способна. В условиях санкций и антисанкций, спада инвестиций, падения нефтяных цен, которые влияют на торговлю и финансовый сектор, изменить ситуацию кардинально было невозможно.

– Что же все-таки в большей степени предопределило нынешний кризис – внешние факторы, такие как санкции и падение цен на нефть, или какие-то внутренние причины?

– На мой взгляд, внутренние причины. Рыночная экономика сама, не дожидаясь указаний от властей, приспосабливается к внешним шокам. Нынешний кризис в большой степени – рукотворный. Падение инвестиций обусловлено прежде всего тем, что в России фактически разрушена система защиты прав собственности, а это, в свою очередь, – результат демонтажа в стране политических институтов на протяжении последних 15 лет.

– Ваш прогноз: что будет происходить с российской экономикой в 2016 году?

– В ближайшие два-три года динамика ВВП будет находиться в узком коридоре между «минус» 1 и «плюс» 1. Грубо говоря, при 40 долларах за баррель это будет ноль, при 30 долларах – минус один. Но я не согласен с повторяемыми в последнее время высказываниями о том, что мы достигли дна и теперь чуть ли не обречены на рост. Никакого дна пока не видно. Ничто не свидетельствует о том, что российская экономика готова расти. Возможно, она готова совершать некие пилообразные колебательные движения – плюс-минус, плюс-минус. Не более того.

– Как вы оцениваете антикризисные действия нашего правительства?

– По большому счету, у правительства нет никакого антикризисного плана. И никаких антикризисных действий, если не считать таковым сокращение бюджетных расходов. Мне кажется, что правительство находится в состоянии дремы. «Скажите спасибо, что мы не сделали ошибок. А дальше точно будет лучше» – вот тезис, который я услышал на недавнем Гайдаровском форуме. Правительство больше рассчитывает на статистический эффект базы, на то, что спад закончится сам по себе, а цены на нефть когда-нибудь, да стабилизируются.

– А какие меры властям следовало бы предпринять в первую очередь?

– Для радикального изменения ситуации нужны не экономические меры. Не те, что находятся в арсенале Министерства экономики или Центрального банка. Это – вопрос политических реформ, политической конкуренции, независимого суда, равенства всех перед законом, борьбы с коррупцией. Чтобы системно улучшать положение дел в экономике, нужно заниматься политическими реформами.

– Между тем всех сейчас волнует курс рубля. Насколько логично то, что с ним происходит?

– Раньше от наших руководителей мы часто слышали, что у России огромные валютные резервы, что по их объему мы занимаем то ли третье, то ли пятое место в мире. Но сегодня огромными их уже не назовешь. В конце 2014-го – начале 2015 года состоялась большая, абсолютно нетипичная для нашей страны дискуссия между правительством, Центробанком и администрацией президента, в результате которой ЦБ всех убедил, что резервов не очень много и что тратить их на поддержку курса рубля бессмысленно. Опыт и 2008-го, и 2014 года показал, что резервов потратить можно сколько угодно, и достаточно быстро, но переломить рыночные тенденции невозможно. Поэтому сегодня официальная позиция и Центрального банка, и администрации президента такова: резервы не маленькие, но они находятся на таком уровне, что сокращать их дальше будет неправильно.

– Есть ли какие-то драйверы роста российской экономики, или все надежды связаны исключительно с тем, что нефть рано или поздно начнет снова дорожать?

– Я не вижу сегодня никаких драйверов роста. Президент и премьер утверждают, что таким драйвером являются госкомпании и госкорпорации, особенно работающие в оборонных отраслях. Однако практика показывает, что российская оборонка самоизолировалась от остальной экономики и не возвращает ей ничего в обмен на те колоссальные бюджетные, материальные и человеческие ресурсы, которые получает. Единственным драйвером для нашей экономики может стать инвестиционный бум. Инвестиции в экономике – это примерно как топливо для автомобиля. Можно поинтересоваться: а если мы машину поставим на горку, она поедет с горки? Конечно, поедет. Горка для России – это цены на нефть. Если горка будет очень крутая, если цены на нефть резко вырастут, то, конечно, автомобиль поедет быстрее и дальше. Тем не менее если у него не будет бензина, он рано или поздно остановится. Поэтому долгосрочный драйвер роста для нашей экономики – это восстановление инвестиционной активности, предпосылок для которой не наблюдается.

– Дало ли какой-то толчок отечественному производству импортозамещение?

– Какой-то толчок дало, конечно. Например, если вы посмотрите на сводку Росстата, то увидите, что производство сыра и сырного продукта в России увеличилось больше чем на 20%. Но вопрос в другом – довольно ли российское население тем, что вместо сыра у него появился сырный продукт? По большому счету, разница между 1998-м и 2016-м в том, что сейчас у экономики нет свободных мощностей, и быстро нарастить производство, не имея свободных мощностей, она не способна. Нужны время, новые технологии и оборудование. К тому же западные санкции явно ограничивают желание иностранного бизнеса вкладываться в Россию – из-за политических рисков. Так что сложился заколдованный круг: новых мощностей нет, на их производство нужны время и оборудование, которое нам пока никто не готов поставлять. В массовом порядке импортозамещение будет незаметным и точно не станет драйвером роста.

– Как вы оцениваете ситуацию в банковском секторе России?

– Системного банковского кризиса в России я не предвижу. Это – хорошая новость. Плохая же состоит в том, что, к сожалению, Центральному банку не удается существенно повысить качество банковского надзора, увидеть те чрезмерные риски, которые берут на себя банки, и оградить от них вкладчиков и клиентов. Почему-то ЦБ видит риски только в тот момент, когда в том или ином банке уже «украдено» все, что только можно украсть.

– А верной ли тактики придерживается Центральный банк в отношении ключевой ставки, которая остается неизменной – 11% – с сентября 2015 года?

– Я считаю, что правильной, поскольку особых успехов в подавлении инфляции у Центрального банка пока не видно, а инфляционные ожидания и тревоги населения достаточного устойчиво растут с сентября 2015 года. Ключевая ставка ЦБ находится ниже показателя инфляции в годовом выражении – почти 13% по итогам прошлого года. Я отношусь к числу монетаристов, которые считают, что инфляция – это денежный фактор, и в первую очередь именно денежная политика оказывает на нее влияние. Нельзя снижать процентную ставку в условиях высокой инфляции. Поэтому пока ЦБ не добьется успехов в подавлении инфляции, снижать ставку будет неправильно.

– Что сейчас стоит делать среднестатистическому россиянину на потребительском рынке – сберегать деньги, копить их, тратить на покупки, приобретать валюту?

– К сожалению, у среднестатистического россиянина сбережений нет. Соцопросы показывают, что их нет у двух третей семей. Для тех же, у кого сбережения все-таки имеются, в условиях высокой инфляции и сильной зависимости курса рубля от цен на нефть, разумно, с моей точки зрения, было бы делить накопления в какой-то пропорции между рублевыми и валютными. Выбор в пользу только рублей или только валюты может оказаться неверным – угадать движение цены на нефть невозможно.

«Новая газета»

(прочитано 2679 раз)

http://risk-inform.ru/article_5719.html
+2

Остальные материалы номера 4:
 
   
   
 
Материалы по теме:

» Ограбление всея Руси (№1, 10 января)
» Инвестклимат становится антарктическим (№48, 29 ноября)
» Еда на прилавках опять дорожает (№46, 15 ноября)
» MedvedevCare (№44, 1 ноября)
» Треть россиян связали повышение своего уровня жизни с нарушением закона (№44, 1 ноября)
» Бюджет-2017 – это бомба! (№43, 25 октября)
» Выемки и изъятия (№42, 18 октября)
» Лишение пенсий работающих пенсионеров – грабёж (№39, 27 сентября)
» Правительство объявило пенсионный дефолт (№35, 30 августа)
» Силуанов объявил, как проиндексируют пенсии в 2017 году (№27, 5 июля)
» Эксперты зафиксировали рост числа случаев задержек зарплат (№27, 5 июля)
» Россия в яме стабильности (№26, 28 июня)
» Россия – родина слонов (№26, 28 июня)
» «Новые бедные» в России стали бомбой замедленного действия (№22, 31 мая)
» Добились (№20, 17 мая)
» Не начать ли Улюкаеву с себя? (№20, 17 мая)
» Грустные пенсии России (№18, 3 мая)
» Антикризисные стратегии правительства: обирательство и бортничество (№12, 22 марта)
» Правительство готовится изъять у граждан более 2 трлн. рублей (№9, 1 марта)
» «Мы проиграли», «синхронные вызовы»: 10 цитат с Гайдаровского форума (№3, 19 января)
» Дмитрий Орешкин: «Оснований ожидать каких-то улучшений я не вижу» (№3, 19 января)
» «Нефтяная зависимость России – это надолго» (№23, 22 декабря)
» Кризис законопослушания (№22, 15 декабря)
» Объявлена охота на людей (№21, 8 декабря)
» Бюджет-2016 надо делить на стоимость нефти (№18, 17 ноября)
» Что происходит в российской экономике (№15, 27 октября)
» «Из страны изымают будущее» (№11, 29 сентября)
» Будет тяжелее, чем в 90-х? (№9, 15 сентября)
» Будем покупать не еду, а калории (№6, 25 августа)
» Мешок еды (№4, 11 августа)
» На дне (№4, 11 августа)
» У еды меняется вкус и вес (№27, 28 июля)
» Кризис не кончился, он ещё не дополз (№18, 26 мая)
» Синдром алкоголика (№15, 5 мая)
» Новая экономическая реальность Медведева (№14, 28 апреля)
» Затяжное укрепление рубля превращается в пузырь (№12, 14 апреля)
» Что будет с ценами на нефть? (№10, 31 марта)
» Задолженность по всем предметам (№9, 24 марта)
» Крымнаш! А нам это надо? (№9, 24 марта)
Опрос «Что должно делать правительство в условиях кризиса?»
Начать борьбу с коррупцией. (56 голосов)
17.18%
Провести экономические реформы. (37 голосов)
11.35%
Cократить чиновничий аппарат. (57 голосов)
17.48%
Никакого кризиса нет, правительство всё делает правильно. (6 голосов)
1.84%
Все наши беды из-за рубежа. Победим Америку и Запад, тогда заживём. (19 голосов)
5.83%
Уволиться в полном составе. (151 голос)
46.32%
Всего ответов: 326
 
   

Не успеваешь отойти от одной катастрофы, как случается следующая. Такое впечатление, что у страны заканчивается срок годности.

up Газета Внеклассно О нас Пользователи up
   • Свежий номер
 • Архив газеты
| 2002 | 2003 | 2004 | 2005 | 2006 | 2007 | 2008 | 2009 | 2010 | 2011 | 2012 | 2013 | 2014 | 2015 | 2016 | 2017 | 2018 | 2019 |
 • Тематический архив
 • Карикатуры
 • Юмор
 • Новости
 • Опросы
 • Календарь обещаний
 • Доска объявлений
 • Форум
 • Обратная связь
 • Статистика
 • Помощь
 • Регистрация/Вход
 • Добавить новость
 • Добавить фото
 
Материалы сайта предназначены для лиц 16 лет и старше. Ответственность за достоверность опубликованных материалов несут авторы. Мнение автора не всегда отражает точку зрения редакции. При полном или частичном использовании материалов, ссылка на газету «РИСК» обязательна. Для сетевых изданий обязательна гиперссылка на сайт «РИСКа» — risk-inform.ru
Страница газеты РИСК в Телеграме Для писем Лента новостей RSS Мобильная версия сайта Зеркало сайта
Страница газеты РИСК в Живом Журнале Страница газеты РИСК в Твиттере Страница газеты РИСК вКонтакте Страница газеты РИСК в YouTube
Борьба с неправдивой информацией о событиях в Украине Рейтинг@Mail.ru Счетчик PR-CY.Rank