Газета РИСК
 Логин: Пароль:

   Регистрация
   Забыли пароль?
   Помощь
   Главная
Свежий
номер
 Архив
Архив
газеты
 Новости
События
в Туве
 Объявления
Куплю /
Продам
 Опросы
Наши вопросы,
ваши ответы
 Форум
Дискуссии,
обсуждения

Сообщение для всех: "Если у вас имеются проблемы с работой сайта risk-inform.ru, попробуйте воспользоваться сайтами http://risk-inform.com, http://riskinform.livejournal.com или http://vk.com/risk_inform"

pix
Навигация
Случайное фото
Сергей Конвиз и Шериг-оол Ооржак. Раздел: Люди
Комментариев: 26
Погода
Кто на сайте
Вы Анонимный пользователь. Вы можете зарегистрироваться, нажав здесь.
Anonymous Гостей: 86
User Пользователей: 1

Связь установлена risk-inform.com
Anonymous Гостей: 42
User Пользователей: 0
вКонтакте
Твиттер



   
 
Версия для печати A- | A | A+ 12pt

№17, 1 мая 2012 года.

«Виновны, но заслуживают снисхождения»

Двух убийц пятерых тувинцев в Тофаларии охотники не оправдывают. Но понимают и не осуждают

Окончание. Начало в №16.

Последний лихой поход тувинцев

Уже много времени спустя следствие установит некоторые детали появления этой банды тувинцев в Тофаларии. Неподалёку от Кижи-хема в сторону границы с Иркутской областью есть такие лечебные источники – Аржаан. Это маленькое курортное место, похожее на всем известный Аршан. В середине лета 2002 года там встретились пятеро «ооловичей» – эта приставка в паспортных данных тувинцев после русификации обозначает что-то вроде отчества. Двадцатилетние Ланча Буллы, Андрей Монгуш и двадцатидевятилетние Шораан Солчак и Аян Маады беспечно проводили на источниках время и не знали, чем себя занять.

В недобрый для себя час они познакомились с земляком, 32-летним Андреем Чылбак-ооловичем Ак из соседнего с их селом Сыстыг-хем посёлка Ий. В отличие от праздно шатающихся земляков Андрей Ак был на источниках проездом – он собирался навестить свою двоюродную сестру, которая жила в Алыгджере, где работала в больнице. В Алыгджер они решили идти вместе – чтобы не скучно в дороге было.

Перевалив Мусс-Даг-Дабан, они сильно обрадовались нежданному подарку судьбы, найдя у пустой избушки двух «ничейных» коней, и отправились дальше, где на берегу Идэна им встретилась избушка охотника Олега Яковлева, служившая всем тофаларским охотникам чем-то вроде мужского клуба и перевалочной базы одновременно. Богатое зимовье, давшее им ночлег и пищу, они попросту разгромили и разграбили – по местным традициям это грех едва ли не страшнее убийства. Переночевав, они забрали рыболовные снасти, радиоприёмник, все продукты, магнитофонные кассеты, полтора литра самогона и, тяжело гружённые добычей, решили в Алыгджер уже не ходить, а возвращаться домой.

Пережив сильный испуг от встречи с двумя Евгениями в устье Няндармы и отсидевшись до темноты, они тем не менее имели глупость и наглость тихо и подло увести их последних двух коней, огибая избушку ночью, чтобы выйти на прямую тропу к Мусс-Даг-Дабану. Зная, что теперь двум охотникам просто не на чем их преследовать, они в течение светового дня неспешно добрались до вершины перевала и остановились на ночлег на берегу Челомонги – дегустируя украденный самогон, хвастаясь своими подвигами и собираясь поутру окончательно раствориться на степных просторах «Тувинии»...

Расстрел на перевале Мусс-Даг-Дабан

Характер не только самого преступления, но и всех предшествовавших ему поступков скрыт во внутренних качествах личности Евгения Анциферова. Летом 2002-го ему было 26 лет. Отец – охотник, мать и жена – учительницы в местной школе. Сам он в школе был отличником, а в сочинениях на тему «Кем я хочу стать» всегда писал, что мечтает стать следователем. Верный своей мечте, он после школы поступал на юридический факультет ИГУ, но не прошёл по конкурсу. В армию пошёл охотно, попал на границу, дослужился до сержанта и весь срок службы характеризовался только положительно. Отличник боевой и физической подготовки, он имел более трёхсот выходов на охрану государственной границы.

Справедливость требует отметить, что у замечательных качеств Анциферова была и оборотная сторона. Под конец безупречной службы после избиения «дедами» нескольких новобранцев Евгений фигурировал в дисциплинарном расследовании о неуставных отношениях. Он получил три года условно, но попал под амнистию и отделался лёгким испугом. Психологическая экспертиза тогда установила, что при полной вменяемости он некритично относится ко многим своим поступкам. Проще говоря, Женя-старший бы уверен, что он всегда и во всём прав.

Десять часов он на одной силе воли шёл лесной тропой вдоль Уды к тому месту, где в верховьях Мусс-Даг-Дабана в неё впадает Челомонга. Если бы не падающий от усталости племянник, он бы не делал даже минутных привалов, где они подкреплялись чаем из термоса.

– Мы не искали их следы и не гадали, куда они пошли, – там всего одна тропа, – вспоминает Женя. – На Мусс-Даг-Дабан мы взошли на закате и сразу их увидели. Может, мы прошли бы мимо, но в стороне от тропы увидели белого коня – он чётко вырисовывался на фоне горы. Они сидели и пили самогон в ложбине, примерно в двух километрах от границы с нашей стороны – расстояние легко определялось по старым пограничным столбам. Кони паслись чуть поодаль, на берегу.

Операцию по захвату Анциферов спланировал моментально и профессионально. Парфёнова он послал в засаду в кусты, находящиеся под таким углом, чтобы он не попал под пули, если возникнет перестрелка. А потом встал в полный рост, преградив единственный выход из ложбины, и, прицелившись из карабина СКС, сказал:

– Сидите и не двигайтесь. Мы заберём своих лошадей и уедем.

Ружья тувинцев лежали в трёх метрах от костра. И всё-таки они рванулись к ним. И тогда Анциферов выстрелил. Он был пограничником и охотником. Он просто не мог промахнуться. Впоследствии судмедэкспертиза покажет, что он попал Ааяну Маады прямо в сердце. Остальные, похватав оружие (всего у них были самодельный, собранный из деталей карабин, ружьё Иж-18Е и две винтовки ТОЗ – однозарядная и ТОЗ-1701), засели в зарослях карликовой берёзы и стали беспорядочно отстреливаться. Женя утверждает, что они со старшим в ответ не стреляли, поэтому тувинцы просто не знали, в каком направлении вести огонь. Но когда конокрады поняли, что окружены, они бросили ружья и вышли на свет костра с поднятыми руками.

Как всегда в этой истории, Анциферов думал очень быстро. После убийства Маады он решил для себя, что свидетелей в этой истории остаться не должно. О самой сцене расстрела Женя Парфёнов не то чтобы отказался разговаривать, но после каждого вопроса надолго задумывался и бурчал что-то малоинформативное. Поэтому нужно забежать немного вперёд.

Вскрытие трупов на тофаларо-тувинской границе

...В избушку они вернулись на следующий день, 19 июля. Анциферов вернулся в Алыгджер в тот же день, Парфёнов ещё неделю рыбачил на заимке. До конца лета, встречаясь в посёлке, они ни разу не говорили о произошедшем. В начале августа к начальнику уголовного розыска Нижнеудинска Геннадию Урозаеву поступила оперативная информация, что в каком-то пьяном разговоре Евгений Парфёнов обмолвился, что они с двоюродным дядей расстреляли в тайге нескольких тувинцев. К тому времени из Республики Тыва пришла ориентировка на без вести пропавших пятерых человек. Уголовное дело поручили вести старшему следователю Нижнеудинской межрайонной прокуратуры Петру Фёдорову.

В среду, 7 августа, Парфёнов прилетел в Нижнеудинск по повестке в военкомат. В четверг военкомат не работал, а когда Женя пришёл в пятницу утром, в кабинете его уже ждал оперативный сотрудник. На первый же вопрос о расстреле тувинцев Парфёнов подтвердил, что это правда, и предложил написать явку с повинной. Оперативно-следственная группа прилетела на Мусс-Даг-Дабан 16 августа утром. Три трупа, лежавших в ручье, нашли сразу. Ещё один находился в пяти метрах от воды – по следам на земле и повреждениям на теле определили, что это уже посмертная работа медведя. Производить вскрытие заведующий Нижнеудинским районным отделением судебно-медицинской экспертизы Евгений Ерохин решил на месте.

Главная ошибка, которую совершили преступники, состояла в том, что они с совершенно непонятными целями бросили тела своих жертв в ручей. В ледяной воде трупы остались в первозданном состоянии. Более того, два из них лежали в воде с головой, благодаря чему мозг сохранился и экспертам удалось обнаружить и проанализировать расположение раневых каналов. Двое из убитых были связаны друг с другом кистями рук. У всех жертв нашли по два ранения в голову. Евгению Ерохину удалось даже определить дистанцию, с которой производились выстрелы, а также содержание пулевого снаряда – то есть из какого вида оружия стреляли. Выяснилось, что тувинцев попарно заводили в ручей, хладнокровно расстреливали в упор, а потом добивали. При этом расстреливал один человек, а добивал другой. Все повреждения локализовались в лицевых и височных костях черепа – им стреляли в лицо.

Труп Аяна Маады был обнаружен в полутора километрах от места расстрела – тело отвезли на лошади и зарыли во мху, чтобы создать впечатление, что он в пьяной драке убил остальных и скрылся в неизвестном направлении. В разговоре с «Иркутским репортёром» Парфёнов всё это подтвердил. Возразил только один раз: они не связывали попарно жертв перед расстрелом, как решили следователи, это произошло потом, когда трупы нужно было свалить в ручей, – связанными их было проще тащить. Объяснить, зачем тела вообще были брошены в воду, Женя так и не смог...

Суд присяжных квалифицировал действия двух родственников как «виновны, но заслуживают снисхождения». Евгению Анциферову было предъявлено обвинение в убийстве Аяна Маады (по ст.105, ч.1) и в убийстве двух и более лиц, совершённом группой лиц по предварительному сговору с целью скрыть другое преступление. По первой части суд присяжных Анциферова оправдал. Но поскольку руководил совершением преступления Анциферов, а руководство преступлением в этом случае квалифицируется как его организация, обоих Евгениев суд признал виновными по ст.105, ч.2, п.«а», «ж», «к». Суд приговорил Анциферова к 13 годам и четырём месяцам лишения свободы. Парфёнов получил 11 лет.

Наказание два Евгения отбывали в марковской колонии строгого режима ИК-19. Младший Евгений отсидел семь с половиной лет, потом был переведён в колонию-поселение. Домой он вернулся под новый 2012 год – 22 декабря. Анциферов сейчас ждёт освобождения по УДО.

Кажется, что ни объяснить, ни оправдать такую немотивированную жестокость невозможно ничем. Но осталось добавить только одно немаловажное обстоятельство. После событий лета 2002 года в Тофаларии системное конокрадство и вообще криминальные визиты с территории соседней республики прекратились. Вот уже десять лет, как Тофалария живёт спокойно. И сейчас уже бессмысленно рассуждать, стоила ли этого жизнь пятерых, может и никчёмных, но всё-таки людей.

Берт Корк
www.vsp.ru

(прочитано 7510 раз)

http://risk-inform.ru/article_3061.html
+9

Остальные материалы номера 17:
 
   
   
 
 Google рекомендует взглянуть... 
 
   

«Не стоит плевать даже в пересохшие колодцы – хотя бы из деликатности» (Виктор Шендерович).

up Газета Внеклассно О нас Пользователи up
   • Свежий номер
 • Архив газеты
| 2002 | 2003 | 2004 | 2005 | 2006 | 2007 | 2008 | 2009 | 2010 | 2011 | 2012 | 2013 | 2014 | 2015 | 2016 | 2017 | 2018 | 2019 |
 • Тематический архив
 • Карикатуры
 • Юмор
 • Новости
 • Опросы
 • Календарь обещаний
 • Доска объявлений
 • Форум
 • Обратная связь
 • Статистика
 • Помощь
 • Регистрация/Вход
 • Добавить новость
 • Добавить фото
 
Материалы сайта предназначены для лиц 16 лет и старше. Ответственность за достоверность опубликованных материалов несут авторы. Мнение автора не всегда отражает точку зрения редакции. При полном или частичном использовании материалов, ссылка на газету «РИСК» обязательна. Для сетевых изданий обязательна гиперссылка на сайт «РИСКа» — risk-inform.ru
Страница газеты РИСК в Телеграме Для писем Лента новостей RSS Мобильная версия сайта Зеркало сайта
Страница газеты РИСК в Живом Журнале Страница газеты РИСК в Твиттере Страница газеты РИСК вКонтакте Страница газеты РИСК в YouTube
Борьба с неправдивой информацией о событиях в Украине Рейтинг@Mail.ru Счетчик PR-CY.Rank