Газета РИСК
 Логин: Пароль:

   Регистрация
   Забыли пароль?
   Помощь
   Главная
Свежий
номер
 Архив
Архив
газеты
 Новости
События
в Туве
 Объявления
Куплю /
Продам
 Опросы
Наши вопросы,
ваши ответы
 Форум
Дискуссии,
обсуждения

Сообщение для всех: "Если у вас имеются проблемы с работой сайта risk-inform.ru, попробуйте воспользоваться сайтами http://risk-inform.com, http://riskinform.livejournal.com или http://vk.com/risk_inform"

pix
Навигация
Случайное фото
Иван Чучев, Каадыр-оол Бичелдей, Сергей Конвиз. Раздел: Люди
Комментариев: 32
Исправь ошибку
Кто на сайте
Вы Анонимный пользователь. Вы можете зарегистрироваться, нажав здесь.
Anonymous Гостей: 49
User Пользователей: 0

Связь установлена risk-inform.com
Anonymous Гостей: 19
User Пользователей: 0
вКонтакте
Твиттер




   
 
Версия для печати A- | A | A+ 12pt

№25, 1 июля 2009 года.

ДЕТДОМ – ИНТЕРНАТ – ПОДВАЛ

Чтобы вам не довелось пробовать в своей жизни кашу «Дружба». Мне рассказали о ее нехитром составе те, кому подавали кашу на стол не в качестве эксперимента, а еды. Это не группа туристов, проходивших маршрут на выживание. Выпускники наших богоугодных заведений знают вкус «Дружбы», в которой перемешаны рис, горох, овсянка и вермишель с плохо помытыми сухофруктами. А мясо с червями? Совсем не из фильма «Броненосец Потемкин». Залежалая колбаса, отдающая хлоркой? Мне не понять, кормят ли этим домашний скот повара, после сиротского ужина в интернате. Спросить их об этом нет возможности, все интернаты, Усть-Элегестинский в том числе, закрыты на лето.

«Лето – это маленькая жизнь». Виктория Шипуля в редакции газеты «Тувинская правда», куда сироты постучались «за правдой», рассказывает мне, что на лето их привозили из Элегеста в Кызыл, но не довезя до города, оставляли в степи. До 1 сентября. Кто-то добирался до родственников, кто-то все лето бомжевал в городе, обживая люки и новостройки.

Это, напомню, не художественный вымысел, не сценарий триллера, это рассказы-свидетельства выпускниц Усть-Элегестинского интерната. В этом году они получили документы об окончании профессиональных училищ в Хову-Аксы, Кызыле и Шагонаре. Но 17-летние парикмахеры, продавцы и монтеры никому не нужны. Если нужны, то с жильем и без справки о состоянии на учете в психдиспансере.

Кристина Симонова в течение года пытается через прокуратуру добиться возвращения незаконно проданной квартиры. Пока дети находились под «присмотром государства», их квартиру продали. Родной отец и бабушка, между прочим, отличник образования и директор одной из школ города, не признают ее с братом. Дети оказались «ошибкой молодости» отца, из благополучной биографии семьи их вычеркнули еще в детстве. Сейчас их пытаются вычеркнуть из жизни вообще. Из нормальной жизни, где у любого ребенка должна быть кровать и крыша над головой, а не люк или подвал.

В паспортах у выпускниц интернатов страница для прописки чиста, либо на них стоит адрес общежития профтехучилища, куда им уже нет никаких оснований возвращаться. Медицинские полисы просрочены или отсутствуют. Это красноречивое напутствие и путевка в страну бездомных. Другого пути перед ними нет.

У Вики целая общая тетрадь стихов и рисунков. У нее еще есть грамоты за хорошую учебу. Одна за 2005 год от президента Тувы. Брат Кристины, путинский стипендиат и спортсмен, вчерашняя гордость кызылского училища №11. Ему бы дальше учиться с такой светлой головой и физическими данными. Но он хочет в армию. Потому что негде жить. Потому что «интернатовских» никуда не возьмут, кроме как в монтеры, швеи и повара.

Никто никогда всерьез не заинтересован в проведении комиссионного обследования этих детей на соответствие диагноза о задержке психического развития и прочего букета псевдоболезней, сопровождающих того, кто из детдома попал не в семью, а в интернат. Они лишены права выучиться на библиотекарей, медсестер или учителей труда, не говоря уже о девчоночьих мечтах стать переводчиками или журналистами.

Я читала стихи Вики, обращенные министру образования Петру Морозову, маме, выпрыгнувшей с девятиэтажного дома, братьям, усыновленным в Америку, чьих следов не найти, отцу, успевшему перед гибелью написать письмо в газету «Плюс информ» о своей дочери, о скитальческой жизни, где были тюремные сроки, голод, нищета и тоже стихи. Вика не получает пенсию за отца, потому что его похоронили, как неизвестного бомжа. Человек, убивший его, отбывает наказание, но документа о том, что гражданина Шипули более нет в живых дочери не выдают, и пенсию за потерю кормильца она не получает.

Это не единственная история «слепоты и глухоты» не только Фемиды, женщин, получающих зарплату за свою деятельность в роли государственных матерей. Рассказ о том, как труп одного из воспитанников интерната по фамилии Таскин пролежал у горы Боом до полного разложения и все это время мальчик числился в интернате, а в конце-концов был записан, как умерший от гриппа (у него было 35 ножевых ранений – говорят девочки), не потрясает никого.

Один воспитатель, направленный присматривать за учениками на туристический слет, изнасиловал двух девочек и до сих пор в бегах. Или то, как директор интерната не пустила Вику и еще одну девочку, приехавшую за документами в интернат, когда он был закрыт на каникулы. Девочки ночевали в лесу. Шел дождь. Младшая под утро так замерзла, что побелела и перестала реагировать, потом попала в больницу. «Она бы, наверное, умерла в лесу, если бы меня не было рядом», – говорит Вика.

У меня нет никаких оснований подозревать у детей приступ буйной фантазии. Должна также сообщить, что не состою на учете в психдиспансере и не являюсь автором произведений в стиле фэнтэзи.

История пропавшего и тихо захороненного ученика Таскина, за мертвую душу которого интернат еще долго получал деньги от государства на его содержание, была мне известна давно и с группой журналистов мы планировали проверить это сообщение, обследовав кладбище и интернат в Усть-Элегесте. Но это выглядело настолько неправдоподобно, что мы отказались от расследования и проверки других фактов, так или иначе просачивающихся из домов призрения.

Ведь так добры лица поваров, так приветливы воспитатели и нянечки, так убедительны речи инспекторов и, бери выше, – руководителей от главы сумона до министра, что усомниться в их правоте и заботе о детях невозможно. Но почему-то, когда перед тобой стоят дети, вытолканные «в жизнь» с волчьим билетом сироты и будничным голосом рассказывающие то, что не сочинит ни один писатель, веришь им, и диагноз «задержка психического развития с полным отсутствием сердечной деятельности» хочется с полным правом выставить людям, убеждающим нас в своей правоте.

Детдомовские дети знакомы с детства, с 3-4 годиков, золотого времени, когда они еще не были школьниками. У них хорошая память. У них свой мониторинг, подобросовестнее государственного. Они до сих пор помнят имена добрых нянечек и «нормальных», по их словам, воспитателей в разных интернатах. Они знают все те взрослые тайны, пружины и механизмы, которые приводят к работе одних и устраняют других. Эхо политических выборов отзывается на них тем, что от главы администрации зависит то, кто придет в сумонную власть, а там – чьи родственники и друзья получат «хлебные» места. В условиях экономического состояния Тувы лучшие рабочие места те, где деньги не зарабатывают, а получают от государства на социальную помощь и защиту. Эти дети видят, куда и почему исчезают предназначенные им продукты, деньги на одежду и обучение.

Если слишком много знаешь и задаешь лишние вопросы, пожизненная путевка в Дерзиг-Аксынский психоневрологический интернат гарантирована, – говорят они. И мне сложно в это не поверить, потому что защищающий свои права ребенок, спрашивающий, почему ему вместо подъемных 50 тысяч рублей выдали лишь четыре тысячи, и где его квартира или комната, куда его должны зарегистрировать, явно выглядит нездоровым. Ведь все умные и нормальные взрослые люди знают ответ на эти вопросы. Только не озвучивают его. От чрезмерной гуманности. Хотя журналистам всегда укоризненно повторят про гены и наследственность, про «кому вы верите, они же на Учете», про «яблочко от яблони» и многозначительно укажут на тех несчастных сограждан, кто уже прошел путь – детдом, интернат, улица, рынок, люк, подвал, и «девятый километр» с его вечным покоем.

Во вторник, 29-го июня в 10 часов в актовом зале Дома печати состоится пресс-конференция, организованная по инициативе журналистов с участием сотрудников прокуратуры и министерства образования. Тема – обращение детей-сирот по защите их прав в редакцию газеты «Тувинская правда».

Продолжение следует.

По материалам www.tuvanews.ru

(прочитано 1946 раз)

http://risk-inform.ru/article_1137.html
0

 Доска объявлений 
Остальные материалы номера 25:
 
   
   
 
 Google рекомендует взглянуть... 
 
   

– Вот сын Валентины Матвиенко никогда не ходил на митинги против власти. И поэтому стал миллиардером. Дети, не ходите на митинги!

up Газета Внеклассно О нас Пользователи up
   • Свежий номер
 • Архив газеты
| 2002 | 2003 | 2004 | 2005 | 2006 | 2007 | 2008 | 2009 | 2010 | 2011 | 2012 | 2013 | 2014 | 2015 | 2016 | 2017 |
 • Тематический архив
 • Карикатуры
 • Юмор
 • Новости
 • Опросы
 • Календарь обещаний
 • Доска объявлений
 • Форум
 • Обратная связь
 • Статистика
 • Помощь
 • Регистрация/Вход
 • Добавить новость
 • Добавить фото
 
Материалы сайта предназначены для лиц 16 лет и старше. Ответственность за достоверность опубликованных материалов несут авторы. Мнение автора не всегда отражает точку зрения редакции. При полном или частичном использовании материалов, ссылка на газету «РИСК» обязательна. Для сетевых изданий обязательна гиперссылка на сайт «РИСКа» — risk-inform.ru
Для писем Лента новостей RSS Мобильная версия сайта Зеркало сайта
Страница газеты РИСК в Живом Журнале Страница газеты РИСК в Твиттере Страница газеты РИСК вКонтакте Страница газеты РИСК в YouTube
Борьба с неправдивой информацией о событиях в Украине Рейтинг@Mail.ru Счетчик PR-CY.Rank