Газета «РИСК»
Постоянный адрес страницы: http://risk-inform.ru/article_7118.html
№3 за 23 января 2018 года

Предприниматели в капкане «тувинского кривосудия»

Статья 47 Конституции РФ и часть 3 статьи 8 УПК РФ гарантируют подсудимому право на рассмотрение его уголовного дела в том суде, к подсудности которого оно отнесено законом.

Закон (статья 32 УПК РФ) говорит, что уголовное дело подлежит рассмотрению в суде по месту совершения преступления, а точнее, где оно окончено.

Осталось понять, как определить, где преступление окончено. На этот счет имеется разъяснение Пленума Верховного Суда Российской Федерации. В своих постановлениях он неоднократно говорил, что мошенничество, как один из видов хищения чужого имущества, признается оконченным с момента, когда похищенное поступило в незаконное владение виновного лица и оно получило реальную возможность пользоваться или распорядиться им по своему усмотрению.

Зяблицеву А.С., являющемуся директором ООО «Технологии автономных систем», вменяется мошенничество – по мнению следствия, он похитил деньги, которые поступили на расчетные счета этого ООО в банках. И фишечка в том, что это ООО зарегистрировано в качестве юридического лица в Абакане, и банки, на счета в которых перечислялись деньги, тоже находятся в Абакане.

Полагаю, что при таких обстоятельствах очевидно, что уголовное дело Зяблицева А.С. подсудно Абаканскому городскому суду – раз деньги поступили во владение и распоряжение Зяблицева в Абакане, судить его также надлежит в Абакане. Причем, это явно очевидно не только для юристов «высшего пилотажа», а даже для обывателя, который впервые читает Уголовно-процессуальный кодекс РФ.

Для особо одаренных правоприменителей в погонах и мантиях оба адвоката Зяблицева А.С. написали соответствующее ходатайство. Это означает, что ни прокурору, который проверял уголовное дело и передавал его в суд, ни судье, которому это дело поступило, не нужно иметь заоблачной квалификации, чтобы увидеть, какой суд его должен рассматривать.

Тем не менее, уголовное дело было направлено прокурором в Кызылский городской суд, а судья Кызыл-оол Вячеслав Толанович вынес 28 декабря 2017 года постановление о принятии его к своему производству.

Что это? Элементарный недосмотр или откровенно низкая квалификация прокурора и судьи? А может быть это что-то посерьезнее?

Для ответа на этот вопрос нужно вспомнить некоторые моменты минувших дней и копнуть поглубже.

Тувинскому правительству, полностью провалившему программу переселения из ветхого и аварийного жилья, срочно понадобилось найти виновных. А для этого требуется слаженная работа обвинительного аппарата из следователей, прокуроров и судей. Но ведь поскольку прикрывать проворовавшихся тувинских чиновников абаканским судьям резона нет, то сшитая в Туве «белыми нитками» явная заказуха у них не пройдет, отправлять уголовное дело в Абаканский городской суд никак нельзя. Вот и пошло уголовное дело под черное крыло тувинского правосудия, командует которым председатель Верховного суда республики Кужугет Надежда Чычан-ооловна, и которая, по словам многих адвокатов, является по совместительству тетушкой судьи Кызыл-оола. Может быть потому он, вместо того, чтобы направить уголовное дело по подсудности в Абаканский городской суд, так уверенно и безапелляционно, но вместе с тем, немотивированно установил в первой же строчке описательно-мотивировочной части своего постановления, что «уголовное дело подсудно Кызылскому городскому суду Республики Тыва»?

Кто-то возмутится: «Да как же так?! Взяли и охаили святые имена судей!». Да не охаили! Просто если родственная связь у судей Кужугет Н.Ч. и Кызыл-оол В.Т. действительно есть, в деле слишком много совпадений, которые дают почву для разумного предположения: украл один, а «конопатят в тюрягу» другого!

Указание посадить не дают в суд первой инстанции по той простой причине, что при обжаловании приговора в вышестоящий независимый и беспристрастный суд может случиться казус – приговор могут отменить. Поэтому указания в таких случаях даются напрямую в вышестоящий суд, который и спускает приказ вниз до суда первой инстанции. И жребий для определения того, кому из судей поступит дело, в таких случаях, естественно, не кидают – дело дают верному и исполнительному судье, который при получении приказа «берет под козырек» и исполняет его! А при таких обстоятельствах кому, кроме племянника, поручить исполнение приказа?

На основании этих предположений возникает вопрос: что же будет дальше?

Со слов Зяблицева, его адвокаты уже обжаловали постановление судьи Кызыл-оола, в котором он установил, что «уголовное дело подсудно Кызылскому городскому суду Республики Тыва» и ожидают рассмотрения жалобы Верховным судом Республики Тыва. Но при этом, адвокаты опасаются другого момента.

Закон предусматривает две процедуры обжалования постановлений судьи, вынесенных по уголовному делу до момента вынесения приговора – одни постановления могут быть обжаловано сразу, а другие – лишь после вынесения судом приговора и одновременно с ним. Но при этом, закон не содержит исчерпывающего перечня тех или иных постановлений, а лишь предусматривает критерии, по которым правоприменители должны определять, какая из процедур обжалования применима к тому или иному постановлению: отдельно от приговора апелляционному обжалованию подлежат постановления, «затрагивающие права граждан на доступ к правосудию и на рассмотрение дела в разумные сроки и препятствующие дальнейшему движению дела».

И вот на таких расплывчатых формулировках закона, как правило, и резвятся оборотни в погонах и мантиях, воплощая в жизнь известную поговорку «закон что дышло»! Для них это всего лишь процедуры, позволяющие с умным видом «поводить пальцем по небу», а для человека, которого судят (тем более, если он искренне считает себя невиновным и хочет доказать это в независимом и беспристрастном суде) – это испорченная часть жизни.

Как показывает судебная практика, для того, чтобы довести дело до суда, который по закону должен это дело рассматривать, обвиняемому по «заказному» делу нередко приходится дождаться приговора «заказанного» суда, который в большинстве случаев оставляют в силе апелляционные и кассационные инстанции (в нашей республике это Верховный суд Республики Тыва) и лишь Верховный Суд Российской Федерации правильно определяет подсудность и отменяет такие приговоры. Но для подсудимого по «заказному» делу это месяцы, а то и годы нервотрепки и неопределенности, зачастую связанные с «отсидкой в СИЗО ни за что».

Что по делу Зяблицева будет дальше? Как говорят одесситы: «Будем посмотреть!».

С. Волков