Газета «РИСК»
Постоянный адрес страницы: http://risk-inform.ru/article_584.html
№16 за 16 июля 2008 года

АРХИТЕКТОР ПОЛИТИЧЕСКИХ ИНТРИГ

Лето 2008 года вопреки заявлениям Главы правительства Тувы не стало спокойным. И виной тому – само правительство, постоянно провоцирующее депутатов на конфликт. А первая скрипка в развязывании междоусобицы, несомненно, принадлежит сдадкоречивому говоруну Каадыр-оолу Бичелдею. Этот искусный интриган с темным националистическим прошлым сумел найти общий язык с Шолбаном Кара-оолом и полностью подчинил себе его волю.

Никчемный, несамостоятельный политический деятель, обремененный комплексами неполноценности и сверхчувствительной подозрительностью, ШВК не может вылезти из колеи, в которую попал, следуя советам Бичелдея. А советы его в первую очередь направлены на создание такой обстановки, когда нахождение общих взглядов парламента и правительства будет невозможным. Сомнительно, чтобы такой сценарий разыгрывался в интересах Кара-оола – любая дестабилизация в регионе Кремлем воспринимается как слабость руководителя исполнительной власти.

Но расставленные хитромудрым советчиком силки теперь уже не дают маневра Главе правительства, загоняя ситуацию в тупик, выходом из которого может служить роспуск парламента или отставка Главы правительства. Причем второе – наиболее вероятно, поскольку мы имеем дело не с народным избранником, как раньше, а всего лишь с назначенцем, уволить которого за недоверие парламент имеет право простым большинством в любое время. А вот разогнать народных избранников – задача архисложная и фактически невыполнимая, поскольку процедура подробно расписана в Конституции Тувы.

Поэтому у Кара-оола один выход – уговаривать депутатов, чтобы они добровольно сложили полномочия в обмен на квартиры, деньги и должности в правительстве. Но таких «добровольцев» необходимо набрать не менее 17, в то время как сторонников в ЗП у Главы наберется никак не более 12, из которых Андриян Ооржак, Роман Монгуш, Онер Ондар, Виталий Бартына-Сады и Роза Деге ни за что на такой шаг не решатся, поскольку новой возможности попасть в парламент у них не будет. А оставшимся семерым «закладываться» за Кара-оола вообще нужды нет.

Такой расклад политических сил, особенно учитывая очевидно негативные итоги деятельности правительства в сфере экономики, совсем не на руку Кара-оолу. Но кому-то это выгодно! Кому?

Совершенно очевидно, что Бичелдей в этом спектакле играет свою, одному ему известную, роль. И цель его игры очевидна – постараться дискредитировать всех ведущих политиков республики, включая Кара-оола и Оюна, чтобы расчистить себе дорогу к тувинскому трону. Отсюда и умопомрачительные планы дискредитации неугодных депутатов при помощи мифа о их подкупе гражданином Израиля Бигоцким, которого никто не видел и никаких договоров с ним не заключал. К тому же никто не может объяснить, а какие интересы у Израиля в Туве.

Это очень напоминает то, как милиция с подачи правительства приписала помощнику председателя ЗП С.Конвизу гражданство Бахрейна, только чтобы его арестовать. Источники в милиции утверждают, что начальник УБОПа Степанов никак не может найти бумажку, из которой он якобы почерпнул эту «ценную информацию». На планерке спрашивает у соратников: «Вы что, меня за дурака считаете?». Подчиненные молчат. То ли не знают, где эта бумажка, то ли знают и соглашаются с самооценкой начальника.

Мы являемся свидетелями, как планы правительства Тувы по дискредитации парламента один за другим превращаются в труху. Провалится и этот замысел, чего прокурор республики уже не скрывает. Но примечательно другое – главному архитектору политических интриг всегда удается отстраняться от неудач, предоставляя место Шолбану Кара-оолу, теряющему последнее уважение в республике. У Главы уже наблюдается стойкое желание избавиться от опеки искушенного авантюриста. Видимо, поэтому он принял-таки сложное решение ликвидировать Канцелярию, возглавляемую Бичелдеем, тем самым понизив его статус.

Но до полного выздоровления Кара-оола еще далеко. Осознание собственной ущербности вновь гонит его в объятия змея-искусителя, невзирая на смутные подозрения, терзающие его душу.

Авось, пронесет?

Об этом мы узнаем очень скоро.

Кондрат Пчелкин