Газета «РИСК»
Постоянный адрес страницы: http://risk-inform.ru/article_398.html
№13 за 26 марта 2008 года

ТЕЛЕФОННЫЙ ТЕРРОРИСТ ЗВОНИЛ ИЗ МИЛИЦИИ

Угрозы в свой адрес выслушала одна из матерей трех студентов, обвиняемых в нашумевшем убийстве С.Тулуша.

22 февраля, вечером, в квартире Л.Самчад-оол зазвонил телефон, ничего не подозревавшая женщина подняла трубку и услышала в свой адрес грязные ругательства и угрозы. Пьяный мужской голос с еле заметным тувинским акцентом несколько раз повторил: «Тебе будет плохо! Поняла?» – а когда женщина ответила, что будет жаловаться в милицию, наглец заявил, что ничего не боится, потому что он сам «из УВД».

Самое удивительное в том, что телефонный террорист оказался совершенно прав. По жалобе Л.Самчад-оол была проведена проверка, и выяснилось, что звонок на ее домашний телефон был произведен с телефонного аппарата, который находится в кабинете 410 столичного УВД.

Л.Самчад-оол предполагает, что угрозы в ее адрес прозвучали из-за того, что в ходе судебного разбирательства она представляет интересы своего сына в качестве защитника и пытается выявить нарушения закона со стороны работников милиции при «раскрытии» этого преступления, а самое главное – указывает на личную заинтересованность милицейских чинов в исходе скандального дела.

Фактические основания для подобных предположений есть. Мы уже не раз писали, что сестра второго потерпевшего А.Хертека работает в УВД следователем. Это его при осмотре места происшествия милиционеры вытащили из-под дивана, одежда у него была в крови. По всем правилам, он был первым кандидатом в подозреваемые, но не только не был задержан, а загадочным образом скрылся из УВД. С него не взяли даже объяснений. Окровавленную футболку он потом спрятал. Впрочем, следователь Барыбин даже не вспомнил об этом важнейшем вещественном доказательстве.

Есть и другие факты давления на свидетелей со стороны милиции. Один из главных свидетелей А.Монгуш, сотрудник охраны, сразу после происшествия не мог ничего сообщить следователям, а после того, как побеседовал со своим начальником, вдруг вспомнил важнейшие обстоятельства и поспешил «на помощь следствию».

Участники процесса высказывают соображения, что многие доказательства в деле фальсифицированы, чтобы настоящие убийцы не понесли наказания.

От дела отстранен, недавно объявленный лучшим в республике, гособвинитель А.Кизикин. По неподтвержденным пока сведениям, только за то, что «не проявлял нужного усердия». Есть еще прокуроры, для которых честь мундира – не пустые слова. Не зря другой обвинитель – Ю.Литвиненко стала кричать в судебном заседании, что ее оскорбляют, когда защитник Н.Верпето выразил мнение, что слушания по делу были более конструктивными, когда обвинение представлял «интеллигентнейший прокурор Кизикин». Как говаривал классик, «неча на зеркало пенять, коли рожа крива». Впрочем, к Ю. Литвиненко это высказывание в прямом смысле отношения не имеет, а потому не нужно прежде времени выпрыгивать из форменной юбки и бежать дальше фактов.

Наш корр.