Газета «РИСК»
Постоянный адрес страницы: http://risk-inform.ru/article_3219.html
№24 за 24 июля 2012 года

Из зала суда


Доказательство оказалось недопустимым

Доказательство оказалось недопустимым

На судебное заседание по рассмотрению т.н. «дела Оюна» 19 июля стороны собирались как-то неохотно. Фарватер оправдания оболганного бывшего спикера парламента республики медленно, но верно расчищается для единственно возможного итога. На этот день был назначен повторный – какой уже по счёту! – просмотр видеозаписи проверки показаний на месте свидетеля Маадыра Тыртык-Кара.

Защитник Язев был во всеоружии. На этот раз он поминутно расписал все нарушения закона со стороны следователя СКП Успуна. Тут и отсутствие разъяснений участникам следственных действий их прав и обязанностей, и наводящие вопросы, на которые давались ответы «да» или «нет», подталкивание свидетеля в нужную сторону. Обратил он внимание и на то, что 10 ответов свидетеля и 4 вопроса следователя из 14 даже профессиональный переводчик в суде разъяснить не мог. К тому же, судя по голосу за кадром, запись следственных действий велась 27 минут, в то время как в суде она почему-то «усохла» до 15 минут. Это неумолимо указывает на монтаж плёнки, что абсолютно исключает её достоверность и возможность в качестве использования в суде как доказательство.

Ну а венцом всех возможных нарушений стали показания свидетеля и его матери о том, что следователь Успун перед тем, как допрашивать мальчика, заводил его одного в автобус и там учил, что говорить и куда показывать. Правда, учитель из него оказался неважный: почти ничего из того, чему он учил, мальчик не смог вспомнить под телекамеру. Поэтому всё время смотрел в землю, пытаясь припомнить, что именно нужно врать.

Плёнку при просмотре промотали раз пять. У судьи Копуш почему-то появился нервный смешок, на который тут же отреагировал защитник Котовщиков, призвавший её вести себя в рамках во избежание последующего рассмотрения её поведения в Квалификационной коллегии судей. Судья тут же успокоилась и погрустнела. А затем Конвиз предупредил суд, что если видеоматериал не будет исключён из числа доказательств, то он потребует техническую экспертизу на предмет её монтажа.

Следует отметить, что ранее ходатайство Язева об исключении видеозаписи проверки показаний на месте было отклонено судьёй Копуш без удаления суда в совещательную комнату, за что ей было «поставлено на вид» за грубое нарушение уголовно-процессуального закона. И даже заявлен очередной отвод. Так что, когда Копуш объявила, что удаляется для вынесения постановления, подумалось: «лёд тронулся». А когда спустя 1,5 часа она объявила, что признаёт доказательство недопустимым и исключает его, негодованию стороне обвинения не было конца.

Следует иметь в виду, что данное доказательство, исключённое судом, было последним, на что надеялось обвинение. Больше подобных доказательств вины В.Оюна в уголовном деле уже нет: они были исключены ранее другими судьями и в этом процессе не предъявлялись. Думается, что теперь рассмотрение дела быстро пойдёт к своему логическому концу.

Наш корр.