Газета «РИСК»
Постоянный адрес страницы: http://risk-inform.ru/article_2010.html
№39 за 3 ноября 2010 года

Персональное дело

Мы поможем вам избавиться от нечестно нажитого имущества

ОБОРВАНЦЫ У ВЛАСТИ.

Как только Кан-оол Даваа занял вожделенное кресло спикера тувинского парламента на третьем этаже здания по улице Ленина, в рабочий кабинет решительно зашла его громогласная родная старшая сестра, которую все называют не иначе как Тимуровна, а потом выяснилось, что после её ухода из кабинета исчезли шторы. Пока никто не утверждает, что сестра Кан-оола унесла эти шторы себе домой (а если и взяла, то чтобы постирать и опять повесить), но шторы пропали, хотя в милицию заявления о краже никто не осмелился написать.

Шторы, надо сказать, дорогие, шитые в своё время по индивидуальному заказу. Когда в республике пропадают сотни миллионов бюджетных денег, могут возразить мне, исчезновение штор – сущий пустяк. Конечно, потеря не велика. Но деталь эта – шторы – многозначная.

Сколько у нас чиновников, обремененных многочисленной, как саранча, родней, которая ни за что не пройдёт мимо того, что плохо лежит. Эта деталь указывает и на хозяйственно-административный бардак, который в эти дни творится в здании парламента. Обслуживающий персонал в шоке! Мало того, что из кабинета спикера вместе с Тимуровной пропали дорогие шторы, так ещё вдобавок Валерий Ховалыгович сразу же после 10 октября собственной персоной зашёл в парламентские гаражи и полноправным хозяином прошёлся по всем автообъектам с ревизией.

Кто не знает, знакомьтесь: Кара-оол Валерий Ховалыгович, папаша нашего председателя правительства Шолбана и депутата Юрия Кара-оолов. Ни сестра Тимуровна, ни папаша Кара-оол никакого отношения к работе парламента не имеют, возмущается техперсонал, но по-хозяйски заходят в здание, рачительно оглядывают и примечают, что плохо лежит...

Чем объяснить такое поведение? Одним только голодным детством, семейной нищетой или недостатком воспитания вкупе с природной глупостью? Все мы родом из детства и никто не без греха. Но есть среди нас более жадные и вороватые, более злобные и преступные. Может, у обычного человека эти качества не заметны до совершения преступления, но у тех, кто всеми правдами и неправдами пролезает во власть, эти качества проявляются отчётливо помимо их воли. Пропажа штор и ключи от гаража – в этом ряду.

В Улуг-Хеме земляки Кан-оола называют не по имени, а по прозвищу Самдар-оолом. Кстати, это прозвище в обиход пустил он сам в конце 90-х, когда просил избирателей проголосовать за него в парламент: вы же меня знаете, я сын Артист-кадай, бедной женщины-оборванки, я такой же бедный оборванец. Самдар-оол в переводе с тувинского – оборванец, нищета.

Целые научные трактаты с Аристотелевых времён написаны о том, кто лучше всего, без ущерба для своего народа, может быть правителем, да и до сих пор эти споры не утихают. Хотя мы здесь и сейчас, у себя в республике, уже знаем точный ответ: нищие духом из голодного детства, сами называющие себя рваньём, никогда не смогут насытиться и для них власть – это возможность наесться досыта. Для них власть – это казённые шторы и ключи от казённого гаража.

Как только в 2007 году Шолбан Кара-оол стал председателем правительства и назначил К. Даваа министром труда и социальной политики, в этом ведомстве спешно началась кадровая чистка. Почти полностью заменили директоров и руководителей, главных врачей и бухгалтеров в домах-интернатах для ветеранов и инвалидов. И везде теперь свои люди.

Моя задача, уважаемые читатели, доказать, что почти поголовная кадровая замена имеет негативное последствие – пропажу денег из бюджета этого ведомства. А деньги в социальных учреждениях крутятся ОГРОМНЫЕ!!! Моя задача – заставить прокуратуру во главе с господином Бухтояровым работать и оправдывать своё предназначение быть оком государевым. Моя задача – доказать, что сотрудники всех этих богоугодных заведений, пока К.Даваа был министром, до сих пор жалуются на то, что недополучили зарплаты – кто 10%, кто 25, а кто и 30%. Задача трудная, но решаемая. Тем более, что есть заявления от потерпевших, от тех, кто не в полном объёме получает до сегодняшнего дня свои заработанные деньги.

Возникает вопрос, а куда эти недоплаченные огромные суммы уходили, на что тратились? И, вообще, каким образом можно было недоплачивать зарплату, как можно было заниматься хищением не только денежных средств, но и иных материально-технических ценностей, что щедро отпускается федеральным центром? На такие вопросы должно ответить следствие. А зачем нечистым на руку чиновникам нужны такие огромные деньги, надеюсь, уважаемые читатели, вы и сами понимаете.

ДЕЛО КОШКЕНДЕЯ.

В Шагонаре начался суд над кан-ооловским выдвиженцем Владиславом Кошкендеем. Приказом №302-а по Министерству труда и социальной политики от 05.09.2007 года он был назначен директором Хайыраканского дома-интерната, где доживают свои дни ветераны труда, инвалиды и те, которых называют психоневротиками. Это нелёгкое дело – судить Кошкендея – досталось Анатолию Монгушу, молодому и, увы, пока ещё неопытному и неокрепшему судье. Если начинающий судья сломается под нажимом высокопоставленных друзей Кошкендея, закроет глаза на казнокрадство и коррупцию, ему будет одна цена. Если нет – другая. Но следствием собрана достаточная доказательственная база, прокурор утвердил обвинительное заключение, суд начал дело рассматривать, а по республике пошёл слух – дело в суде разваливается! На свидетелей началась охота, они подвергаются угрозам и шантажу, их просто-напросто запугивают. Кан-оолу Даваа нужен Кошкендей без судимости. Потому что Кан-оол Даваа назначил в эти дни подсудимого Владислава Шактаровича Кошкендея руководителем аппарата Верховного Хурала РТ.

СЕМЕЙНЫЙ ПОДРЯД НАМЗЫРАЕВ.

Ещё об одном из выдвиженцев Кан-оола Даваа хорошо знают не только в Улуг-Хеме, но дурно попахивающая слава о нём распространилась уже и в Каа-Хемском районе. Радмир Кировович Намзырай был сначала назначен заместителем директора дома-интерната у Кошкендея в Хайыракане, потом директором в доме-интернате для престарелых в Хову-Аксы, а в настоящее время он директорствует в Дерзиг-Аксынском психоневрологическом доме-интернате. Директорствует – мало сказать. Он развернулся на всю ногу и руку. Неизвестно доподлинно, какова зарплата у этого кан-ооловского выдвиженца, но с тех пор, как он пошёл по богоугодным заведениям, начал жить не просто богато, а по нашим, местным меркам, просто шикарно: дома, квартиры, несколько машин.

С приходом к власти Кан-оола Даваа для семьи Намзыраев на светофоре горит только зелёный свет! Не просто так о светофоре, это не авторская прихоть. Это жестокая реальность. Такие, дорвавшиеся до халявного и жирного куска с хозяйского стола, считают себя уже небожителями, над ними только птица может пролететь, настолько высоко они себя чувствуют. Но недосягаемы ли они? Даже если правоохранительные органы и закрывают глаза на их явные «шалости», от людского приговора им всё равно не уйти.

В Хайыракане живёт вдова с тремя детьми. Односельчане знают, что она, Мачыылай Валентина, всё равно, как бы ей ни было трудно, будет добиваться справедливости – убийца её мужа должен быть наказан судом. В прошлом году Р. Намзырай совершил ДТП, насмерть сбил человека. Уголовное дело возбуждали, но впоследствии оно необыкновенным образом пропало. Вдове предлагали 500 тысяч рублей, квартиру, в общем, покупали её горе. Но она непреклонна и через суд надеется наказать преступника.

Удастся ли? Этот вопрос не зря задан. Намзыраям ведь уже удалось замять дело трёхгодичной давности. И тоже дело о ДТП со смертельным исходом. До сих пор говорят о том, что следствие было проведено с нарушениями, что виновницей аварии назначили погибшую молодую женщину, а на самом деле за рулём машины была Мила, жена Р.Намзырая. супруги Намзыраи усадили на водительское место труп погибшей пассажирки, тем и спаслись. Очень кстати, видимо, что жена Радмира Намзырая работает главным бухгалтером в Улуг-Хемском районном отделе внутренних дел.

(продолжение следует)

Б. Монгуш